landeshe (landeshe) wrote,
landeshe
landeshe

Categories:

На телевизионном фронте без улучшений

Оригинал взят у mamlas в На телевизионном фронте без улучшений
Ещё о СМИ России

Кто побеждает в телевойне за Донбасс?
Пришло время оценить показываемое нам о гражданской войне на Украине по главным российским ТВ-каналам

Идет братоубийственная война на наших западных границах. Около миллиона беженцев уже нашли приют в России, почти 300 тыс. попросили политического убежища. ©



Потому и такой трепет в наших сердцах, и боль в душе, и желание быть в курсе тех кровавых событий, которые уже более года показывают изнутри российские телеканалы, откликаясь на нашу тревогу.

Вечная память тем тележурналистам, которые пали на полях сражений в Новороссии. Честь и хвала тем, кто каждодневно ведет репортажи из зоны внутриукраинских сражений, артиллерийско-минометный гром которых не смолкает даже во время так называемых перемирий.

Но, думается, пришло время осмыслить, оценить показанное и показываемое нам по главным российским ТВ- каналам. Итак, что мы видим сегодня?

Честно говоря, то же самое, что и месяц, и два, и полгода тому назад, и более… Да, это надо знать, видеть и помнить: разбитые жилые дома, школы, больницы, детские садики, воронки от украинских снарядов, и жертвы, жертвы, жертвы - бойцы, старики, женщины, дети. И похороны. И плач.

И полная безысходность. И на этом мертвящем фоне - беспристрастные, если не сказать равнодушные, наблюдатели от ОБСЕ. От таких телекадров можно надолго впасть в ступор. Но ведь Донбасс – жив. Он стоит, борется, созидает.

Невольно напрашиваются сравнения с кинохроникой Великой Отечественной войны, где даже в самый трудный период, когда «немец» уже почти дошел до Москвы, на киноэкранах страны красноармейцы стройными рядами, с винтовками наперевес прямо с Красной площади уходили на бой с супостатом. Бой смертный и кровавый, но при виде блестящей щетины штыков верилось в близкую победу. Эта вера поднималась с новой силой после кинокадров, где грозная «тридцатьчетверка», взметая гусеницами подмосковный снег, устремлялась на врага. И пусть на экране был один-единственный танк, казалось, за ним движется целая армада – и Красная армия вот-вот станет у ворот Берлина. Собственно, так и произошло. И привели сюда бойцов-освободителей Европы вера и надежда. Они и сегодня передаются нам, когда просматриваем киноленты тех грозовых лет.

И вот Дебальцевский «котел», десятки единиц «трофейной» (советской) боевой техники, брошенной украинскими войсками, а где триумф многотрудной победы? Где показанное во всю ширину общероссийского экрана торжество справедливости? Кто нам хотя бы раз прямо сказал, что от полного разгрома армию укропатриотов во второй раз спасли только Минские соглашения? Но о победе, героях и подвигах российское ТВ говорит торопливо, скороговоркой, показывает мельком, мимоходом, а все больше повествует об ужасах войны, разрушенной инфраструктуре городов и сел и немного - о гуманитарных конвоях, название которых на телевидении сокращено до неприличия и звучит как «гумконвои».

А у меня вопрос: зачем везут столько стройматериалов, если завтра, при очередном обстреле, все опять будет разбито украинской крупнокалиберной артиллерией, агрессивные действия которой представители ОБСЕ часто не замечают в упор, заученно повторяя: «Стреляли…».

Немудрено, что на Западе ссылок на наше телевидение почти нет. У СNN поучились бы, что ли? Там дается «картинка» в сопровождении комментария. «Картинка» - преимущественно фон, главную смысловую нагрузку несет текст. У нас нередко – наоборот.

В одном из новостных блоков на днях вижу, как корреспондент (вместе с телеоператором, естественно) темной ночью пробирается на условный передний край, где по позициям ополченцев «работает» вражеский снайпер. Представителей этого одного из федеральных каналов сопровождает группа донецких бойцов. Обстановка напряженная. К счастью, стрельбы не было, никто не пострадал. Но к чему была эта журналистская бравада? Зачем надо было подставлять под возможный удар не только себя и товарища, но и группу сопровождения, которая буквально головой отвечала за безопасность журналистов?

В России, к сожалению, на военных корреспондентов нынче не учат, но жизнь сурово подсказывает: это надо делать – одного героизма мало, нужны еще и знания, и умения, и навыки, чтобы понять происходящее, оценить его, точно донести до телезрителей. Кстати, в конце прошлого года спросил одного из руководителей Донецкой народной республики, почему у них нет централизованного командования, удары наносятся разрозненными силами и т.д. Конечно, вряд ли каким-то образом мог повлиять на ситуацию этот разговор, но позже, у Дебальцево, донецкие и луганские боевые подразделения действовали уже согласованно. Безусловно, эту проблему видели многие профессионалы, однако наше ТВ молчало. Видимо, не замечало того, что, как говорится, лежит на поверхности.

Мне, как бывшему военному корреспонденту, кроме того режут ухо непрофессионализмы типа «120-й миномет». Извините, коллеги, но нет ни 120-х, ни 130-х, ни т.п. минометов. Есть миномет калибра 120 мм с дальностью стрельбы, заметьте, от 5000 до 9000 метров (в зависимости от вида мины). А это значит, что грубо нарушены Минские соглашения об отводе от линии соприкосновения оружия калибром крупнее 100 мм, что в этом случае - весь Донецк может быть накрыт минометным огнем.

Вроде бы, мелочь, но весьма красноречивая для нынешней «мирной» ситуации, наглядно иллюстрирующая пренебрежительное отношение украинской стороны к договоренностям на высшем уровне, в формате «нормандской четверки». И это только несколько примеров из огромной массы им подобных.

Кстати, на фронты Великой Отечественной тоже в большинстве своем отправлялись сугубо штатские корреспонденты, но они старались как можно быстрее освоить науку побеждать. В их материалах досадных «проколов» в больших количествах не наблюдалось.

В советские времена мы учились писать именно на публикациях фронтовиков. И писали они не только об огнях-пожарищах, но и о товарищах, вообще о том, как жили страна и армия. А «картинка», которую нам ежедневно транслируют российские телеканалы, совершенно не рассказывают о том, чем живет тот Донбасс, который, если можно так сказать, в тылу. Там ведь и хлеб пекут, и уголь добывают, и любят, и рожают… Правда, на День Победы было сделано исключение, когда показали парады в Донецке и Луганске, а еще выпускные вечера в школах. Но это далеко не весь Донбасс. И не весь Луганск. Какие они сейчас?

Мы не знаем. Да, есть жуткие потери среди мирного населения. Но почему? Кто виноват? По чьему приказу (или указу извне?) две говорящие преимущественно на русском языке восточно-украинские области были окружены частями регулярной украинской армии и подразделениями бандеровской Нацгвардии? Кто дал «лицензию» на безнаказанное убийство десятков тысяч донеччан и луганчан из всех видов оружия, включая ракетное?

Наше телевидение на эти и многие другие вопросы прямых ответов не дает. Оно усиленно тиражирует унылые картины прифронтовых пейзажей, хотя здесь разницы между тылом и фронтом практически нет, - показывает тотальную разруху, лазареты, больницы… Конечно, это тоже правда войны, о которой Запад и узнал благодаря нашему ТВ. Но почему эта тема не получает всестороннего развития, а как бы застыла на сюжетах годичной давности?

Впечатление такое, будто кто-то сознательно «забыл», что телевидение – это информационное оружие, используемое политическими силами для воздействия на общество и своих противников. Причем, оружие – главного на сегодняшний день «калибра». Любое, мало-мальски значимое событие в мире непременно попадает в телеобъективы, а гражданская война на украинском Востоке пребывает под прицелом телекамер постоянно. К тому же, с обеих сторон – киевской (западной) и донецкой (российской). Но одни при этом создают иллюзию справедливой войны за территориальную целостность Украины, против злобной России, подобно тому, как в свое время представляли жестокие бомбардировки Югославии, Ливии, оккупацию Афганистана, Ирака борьбой за права человека и поголовную демократизацию. Лекала для украинской войны используются такие же, и киевских журналистов на «передовой» не увидишь. Они получают уже готовые «картинки» от западных информагентств.

В то же время другие (российские тележурналисты) делают свою работу хотя и с большим рвением, старательно, мужественно, но почти одинаково стандартно, я бы даже сказал, «местами» топорно почти на всех ТВ-каналах, а главное – не интересно, похоже, часто - без творческого осмысления увиденного.

Между тем жители России проводят перед экранами телевизора (и компьютера) в среднем по 7 часов в день, отдавая предпочтение новостным программам и передачам, посвященным событиям на Украине. Потому влияние телевидения на человека и общество в целом переоценить трудно. Судите сами: после массы «правдивых сюжетов» демократический Запад начал несколько войн. Вся подспудная мерзость нынешнего телевизионного воздействия заключается в том, что можно показать человеку не одну, а, скажем, несколько трагедийных ситуаций, и непременно - в «русифицированных» регионах, чтобы больше ценил западную демократию и внешне похожую на нее свою политическую систему. А трагедии на телевидении незаметно внушают: будь послушным и хорошим, голосуй за прозападных политиков, иначе и в твоем городке будут твориться ужасы, как в Донбассе. И, в самом деле, стоит ли волноваться, переживать, если убивают каких-то «сепаратистов», замахнувшихся на общеукраинскую европейскость и безвизовый режим с ЕС?

Сегодня украинский обыватель сидит на диване, пьет чай, кофе и смотрит, как геройски т.н. силовики бьют по Донбассу, Горловке, Пескам... Он не чувствует запаха крови, под ним не дрожит земля от разрывов снарядов, на него не падает разбитый миной потолок, его дети не прячутся в сырые подвалы, и чем больше таких трагедий, тем интереснее человеку смотреть на это со стороны. И тем громче он кричит «Слава Украине!». Львов, Ужгород, Черновцы, Киев и даже Одесса живут совершенно в другом измерении, чем тот же многострадальный Донбасс. А нам кажется, что вся Украина обеспокоена войной на Востоке.

Отнюдь нет. Это мы беспокоимся. И мне очень не хочется, чтобы и наш обыватель превратился в безмозглый «овощ».

А пока, по сообщению хакерской группы «КиберБеркут», в Киев из Штутгарта направляется начальник отдела Центра координации специальных операций Объединенного командования ВС США в Европейской зоне с группой американских военнослужащих - экспертов в области психологической войны. На них возложено решение задач по организации и проведению совместно с украинскими специалистами информационных диверсий против самопровозглашенных республик Донбасса и русскоязычного населения Украины. Разумеется, под эту утонченную «спецобработку» массового сознания попадет и Россия, по крайней мере, граничащие с Украиной, прежде всего, с зоной украинского конфликта области.

Пока же на Западе и на Украине идет жесткое формирование общественного мнения, согласно которому Россия – это государство-агрессор, а НАТО готовится к тому, чтобы дать ему достойный отпор.

И мы, по большому счету, проигрываем войну в телеэфире как составную часть глобальной информационной войны, развязанную против России. А телевойну за Донбасс мы уже проигрываем. Причем на своей собственной территории.

Наши телеканалы носят преимущественно развлекательный характер. И тот, кто вкладывает в телевизионное производство огромные деньги, хочет слышать «правильную музыку». Не потому ли на российском ТВ из передачи в передачу, посвященным украинской тематике, кочуют одни и те же русофобствующие персонажи, представляющие либо Киев, либо Вашингтон с Брюсселем, а то и всех вместе?

Как бы там ни было, но российские телезрители знают их уже и в лицо, и поименно. И со 100-процентной уверенностью могут предположить, что они скажут в ответ на ту или иную реплику ведущего, любой его вопрос. Я другой такой страны не знаю, где бы под предлогом полной свободы слова и широкого плюрализма мнений предоставляли дорогостоящий телевизионный эфир явным, если и не врагам России, то уж никак не дружественно настроенным в отношении нас представителям других государств.

Одним из таких «телезавсегдатаев» является некий Майкл Бом, гражданин США и независимый журналист (от кого и от чего независимый?).

Достаточно яркую характеристику этому заокеанскому коллеге может дать одна из последних записей в его блоге (на сайте «Эха Москвы», разумеется) под весьма красноречивым названием «Годовщина безобразных референдумов в ДНР/ЛНР».

Наверное, больше можно было бы ничего не говорить. И будь это кто-либо другой, украинец или русский, я бы только добавил, что название публикации саморазоблачительное, и поставил на этом точку. Но Бом не только не скрывает свои политические предпочтения, но и откровенно декларирует их в СМИ, на российском телевидении в частности. И это его право. Но почему это свое право он реализует на российских государственных телеканалах, на московском сайте да еще за мой, налогоплательщика, счет?

Кроме того, в один ряд с ним можно поставить (тоже за мои деньги!) надоевших до оскомины представителей и апологетов украинской хунты – журналистки (?) Олеси Яхно, политолога (?) Вячеслава Ковтуна и известного своей политической всеядностью – от Кучмы до Ющенко, от Януковича до Порошенко, - политолога Вадима Карасева. Потому, цитируя Бома, можно сказать, что практически воспроизводишь высказывания всей этой «квадриги» профессиональных хулителей России. Итак, цитаты «из Бома и Ко».

«…Точно также с сепаратистами в Донбассе. Они вместе с «добровольцами», вооруженными российским оружием, ворвались в «украинский дом», захватили половину Луганской и Донецкой областей и объявили: «Теперь эта территория НАША!» «Плюс к этому они взяли контроль над 350 километрами украинско-российской границы, через которую проходит всё что угодное. Благодаря контролю над этой границей сепаратисты получают ключевые людские и оружейные ресурсы, необходимые для военного сопротивления Киеву». «Естественно, Киев пытался подавить тех, кто захватил и оккупировал украинскую территорию - причем эта оккупация была осуществлена при активной поддержке иностранного государства». «Эта операция со стороны Киева по защите и сохранению своей территории называлась АТО. Когда сепаратисты сопротивлялись АТО, используя российскую реактивную систему залпового огня – включая «Торнадо-С», «Ураган» и «Смерч» - Киев, естественно, отвечал ударами по объектам сепаратистов».

Речь здесь, как вы понимаете, идет не о Донбассе. Острие удара нацелено, прежде всего, на Россию. Причем, в этом и подобных ему случаях стараются ударить нас изнутри. И с нашей же помощью, можно сказать, нашими же руками. И даже если иногда названный выше список разбавляется фамилиями других «профессиональных» украинцев, суть не меняется: на время передачи российский телеканал превращается в площадку для пропаганды русофобии. И это притом что участие в программах по украинской тематике ограничивается одним-двумя представителями ДНР, ЛНР.

А если к этому факту добавить еще и такой, что на стороне апологетов киевской власти выступают также наши либералы, то становится понятно, почему соотношение мнений нередко складывается не в пользу России. На Украине в подобной ситуации принято говорить: моим же салом меня по губам (ударили).

Но все это преподносится российской телеаудитории под соусом величайшей свободы слова, никак невозможной ныне, что подчеркивается особенно, ни на Украине, ни на Западе (как будто это было когда-либо возможно!). И при всем уважении к подобного рода программам и их ведущим иначе как, извините, величайшей глупостью эти телевизионные действа в столь одиозном составе назвать не могу. Хотя, видимо, следовало бы сказать и «покруче»… Например: наши телеканалы освещают текущие события вяло, без огонька, без патриотического запала, более того - порой с явным уклоном к прозападной точке зрения.

Кстати, тоже, наверное, не по случайному совпадению многим телепередачам (разоблачительным телефильмам, телерасслеодваниям), посвященным Украине, время отводится либо близкое к полуночи, либо за полночь. На какую аудиторию они рассчитаны? Кто их смотрит в столь поздний час? Наконец, каков коэффициент их отдачи или, как сейчас принято говорить, рейтинг?

Именно рейтинги связаны, в первую очередь, с денежными суммами от искусственно встроенных в эти передачи, иногда жутко печальные, кровавые, вызывающие боль и слезы, роликов с «глянцевой» рекламой. Иногда эти гламурные «пляски» под американскую «музычку» на фоне чужого, но столь близкого нам горя отдают откровенным цинизмом…

И невольно задаешься вопросом: а не сбился ли «прицел» у российских телекамер? Не «замылился» ли глаз у наших тележурналистов? Но, прежде всего, - у продюсеров, топ- и прочих «менагеров» российской телеиндустрии?

Вообще, если попробовать дать оценку нашим ТВ-каналам, то, по большому историческому счету, их отношение к украинской тематике, и к донецко-луганской, прежде всего, является тем оселком, которым выверяется патриотизм, – слово, ставшее с подачи Запада и его прихлебателей в России почти неприличным. В этой связи хотелось бы привести небольшую цитату из интервью всемирно известного американского писателя-фантаста и мыслителя Артура Кларка, которое он дал журналу «Esquire» в 2006 г., за два года до своей смерти: «Эпитафия нашей расе будет гласить: “Тем, кого боги хотят уничтожить, они сначала дают телевизор”». Очень актуальное предостережение.

Валерий Панов
специально для «Столетия», 2 июня 2015


mamlas: — А я вчера согласился с, как всегда, осторожным Погребинским по поводу российского агитпропа, тупо записавшего всех на Украине лишь или в чёрное, или в белое (см. любое ток-шоу). Крайне мало про основную группу - оккупированных или хатаскрайщиков. Нет разъяснительной работы и дифференцированного подхода в показе украинского общества, тяжело потом будет проводить и объяснять денацификацию.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments