landeshe (landeshe) wrote,
landeshe
landeshe

Categories:

Надо вводить войска

Оригинал взят у miguel_kud в Надо вводить войска
2014-05-04 13-46-05

(На фото – воскресный митинг в Харькове. Лозунги о федерализации полностью ушли, слушавшие одного из ораторов единодушно проголосовали за исполнение смертных приговоров участникам одесской бойни, включая харьковских "ультрас". На одном из плакатов написано: "Только в состав России!!!")

Трудно отстраниться от эмоций и местных интересов сейчас, когда друзья под обстрелами в Славянске, когда терроризируют родной Харьков, когда устраивают новую Хатынь в Одессе. Но это надо сделать, если обращаешься ко всей России, если рассматриваешь предложения о государственной политике в свете интересов общенациональных, в свете будущности русской цивилизации.

Россия стала перед судьбоносным выбором – помогать русским Украины неформально – добровольцами, оружием, гуманитарной помощью, информационной поддержкой, морально – или напрямую – военной операцией против преступного государства, начавшего массовое уничтожение русских. Слава Богу, другие варианты – устраниться или «продолжать дипломатические усилия» – предлагаются всерьёз только маргиналами.

На мой взгляд, выбирать нужно вариант ввода миротворческих сил, разве что, после короткого этапа неформальной поддержки.

Причина – не чисто военная. Как раз с военной точки зрения положение Донбасса вполне устойчиво даже без российской армии. За те дни, которые украинская армия потратит на штурм Славянска, Донецкая и Луганская республики мобилизуются, возьмут под контроль новые населённые пункты, получат подкрепление из России, пробьют коридор через границу. Возможно, на фоне боевых действий в Донбассе, хунта устроит тотальную зачистку остального Юго-востока, тогда уцелевшие активисты сопротивления и сочувствующие на какое-то время попрячутся. Но как только выяснится, что взять Донбасс Украина не способна, как только вооружённые повстанцы появятся в новых юго-восточных областях, поддержка их будет настолько широкой, что остановить становление Новороссии военными способами киевская хунта не сможет. Штурмами Славянска и Краматорска, новой Хатынью в Одессе Украина ясно показала всем русским, что ужиться с ней невозможно.

Я не знаю, сколько времени уйдёт на то, чтобы освободить Новороссию при этом сценарии, но уверен, что Украина после произошедшего – не жилец. Как только люди осознают произошедшее, украинская идея и государство полностью делегитимизируется в глазах обывателей, а в этих условиях их надолго не спасёт ничто.

Казалось бы, этот сценарий можно принять – при всех жертвах со стороны лучших граждан России и Юго-востока Украины, поднявшихся против хунты. Казалось бы, это покажет, что восстание Юго-востока не инспирировано Россией, но является массовым народным сопротивлением, а, значит, Россию не надо наказывать. Тем самым, Россия избежит санкций, а пассивные жители Украины получат возможность хлебнуть горя от своей страны, чтобы разочароваться в ней стопроцентно.

Я же считаю, что более дальновидно ввести войска и хотя бы защитить от Украины население Юго-востока. Когда именно – в течение недели, если оборона Славянска и референдум будет под серьёзной угрозой, или в течение месяца-полугода, если референдум удастся провести и распространить восстание за пределы Донбасса, – другой вопрос.


1. Во-первых, ввод войск – пока что на Юго-восток – позволит минимизировать жертвы среди населения и потери со стороны восставших. Украина прекратит карательные операции против народа Новороссии, поскольку её силы заведомо ничего не смогут противопоставить российской армии. Украина останется догнивать в сокращённых границах до лучших времён, без возможности выплёскивать внутренний яд на население Юго-востока. Тогда будет предотвращено перерастание гражданской войны во взаимную резню, в массовое уничтожение. Будет сохранён шанс на последующее примирение с так называемыми украинцами – обманутыми русскими, живущими в Малороссии и у Карпат. Хотя зверски убитые в Одессе, Славянске и Краматорске, в Харькове при таком сценарии останутся неотомщёнными, и я не знаю, что можно ответить их близким на вопрос о покарании вдохновителей, организаторов и исполнителей этих убийств, которые сбегут за «линию Субтельного».

Не выдерживают критики страхи, будто жители освобождённых земель станут стрелять в спину российским войскам. Антироссийски настроены только интеллигенция, профессиональные украинцы и националистическая часть молодёжи, которые примут выбор большинства и при необходимости эмигрируют. Боевиков же «Правого сектора» и активистов украинских радикальных партий могут превентивно обезвредить правоохранительные органы. Отдельные теракты почти наверняка будут, но они будут при любом сценарии. Другое дело – если пытаться вводить войска в собственно Малороссию и далее до западной границы СССР, но целесообразность этого акта следует рассмотреть отдельно. Сейчас актуально спасение Юго-востока.


2. Вторая причина, по которой необходима операция российских войск, – обеспечение будущего воссоединения с Россией. Сторонники российского невмешательства, пытающиеся возложить всю работу на восставшую Новороссию, игнорируют тот моральный эффект, который окажет длительная кровавая гражданская война без прямой помощи России. Да, она окончательно убедит новороссов, что они не украинцы, но она и сформирует новороссийскую нацию. Зачем Новороссии входить в Россию, если последняя сибаритствует, пока Новороссия истекает кровью и сражается за общерусское дело, если помогают только отдельные добровольцы, пусть их и много? Сила империй – в том, что «один за всех и все за одного», а если этого нет, то не будет и такой империи.

В этом плане особое возмущение вызывают наглые, будто из американской методички взятые, мантры из серии «Путин украинцам ничего не должен», «проблемы украинцев – дело украинцев», «пусть украинцы хлебнут горя за своё предательство 1991 года и сами справляются с тем, что натворили», «пусть они режут друг друга». Раздаются они от людей недалёких и подлых, которые сами не без греха и никак не сопротивлялись тому разрушению России, которая вела избранная ими власть в 90-х годах. Злорадство по поводу бед заграничных русских неуместно. В случившемся виноват народ по обе стороны границы. По обе стороны границы избиратели послушно голосовали за разрушителей Советского Союза и проводимые ими реформы, просто специфика проекта Ukraïna такова, что он был обречён на нынешнее нагноение, а России удалось немного выкарабкаться.

И настоящему русскому присуще меньше злорадства и больше великодушия, чем в озвученных мантрах, да и не будет он монополизировать за собой право называться русским только потому, что, в отличие от жителей Украины, в 1991 году оказался в РСФСР. Настоящий русский сделает всё, чтобы помочь миллионам соотечественников, не боясь западных санкций. Злорадные мантры за невмешательство под предлогом «пусть помучаются» по факту работают против любого примирения и воссоединения. 23 года раздельного существования русского народа показали обратное: в условиях «невмешательства» перевешивает тотальная пропаганда местных элит, неутолённый кризис идентичности и управляемый нациегенез (а навязана именно агрессивно антирусская модель). Никто из советских республик обратно не попросился, несмотря на нищету 90-х и разочарование в самых разных режимах. (Кроме чисто русского Приднестровья, превращённого в блокируемый прифронтовой эксклав по типу военного поселения, и удушенной Южной Осетии. Даже целиком зависящая от РФ Абхазия предпочла дистанцию. Разумеется, это свидетельствует о качестве и степени подконтрольности элит в условиях отдельной государственности, отчего вопрос приобретает уже системное наполнение.) Другого такого шанса для воссоединения, как сейчас, может не быть.

Ничуть не лучше и призывы отказаться от военной помощи, сопровождаемые тем предлогом, что-де жители Новороссии сами должны взяться за оружие, а российские солдаты не должны за них гибнуть. Призывы эти игнорируют реальную возможность (а точнее, невозможность) самостоятельно организоваться и поднять успешное восстание в большинстве населённых пунктов Украины. Они раздаются свысока и поучают героическому сопротивлению законопослушных мирных граждан, подавленных террором украинских структур. Но как раз их авторы – не Герои России и не российские добровольцы, приехавшие помогать восстанию, а худшие «диванные» борцы, сидящие в тёплых квартирах за тысячу километров и возомнившие себя гениями революционной тактики. Призывы не учитывают, что во всём нужен профессионализм и наличие материальных ресурсов. Да, наверное, формирующаяся армия Юго-востока выстоит под напором украинских карателей. Но какой ценой? Разве не правильно рассчитывать на помощь армии России, у которой для войны с карателями есть и умение, и силы, и средства, которая сможет защитить людей с минимальными потерями?


3. Третья причина для ввода войск – возможность отсрочить окончательное созревание антироссийского проекта Ukraïna до той стадии, на которой с Украины будут массово засылаться революционеры и террористы. Если отделение Юго-востока провести до разворачивания тотальной гражданской войны, то ненависти будет меньше, Украина не успеет полностью мобилизоваться на военный лад, не успеет полностью приучить сотни тысяч людей убивать и делать революцию вместо мирного труда. После быстрого отделения Юго-востока останется шанс, что на Украине возобладают всегдашние процессы загнивания и разложения, пусть унизительного и скудного, но, всё же, мирного и оставляющего шансы на выздоровление. Для меня то, что на Майдане стали выращивать буряки с цыбулей и крипом, – хороший знак, свидетельствующий о возможном возвращении тамошних активистов в нормальное состояние. В случае же тотальной гражданской войны такого шанса не будет, сотни тысяч террористов будут мстить России и русским до последнего.

Последние 23 года Украина подвергалась массированной, агрессивной антирусской пропаганде (а до того ещё много лет русофобский национализм воспитывался косвенно и скрытно), но до экзистенциальной агрессивной ненависти – несовместимости по галичанскому подобию – тот же Киев всё ещё не дорос. Сегодняшняя ненависть – скорее зависть, месть неудачника и попытка найти точки превосходства, всё ещё в глубине осознаваемые как надуманные, искусственные. В условиях гражданской войны и тотальной пропаганды военного типа будет получен толчок, способный в корне переформатировать национальной сознание и придать ему непреодолимо враждебный вектор.

Слов нет, с украинским проектом надо кончать по-любому. Он несовместим с существованием России. Но как это сделать наверняка и с наименьшими жертвами? Наверное, лучше пока не дать Украине шанса повоевать, не дать ей сформировать себе врага в настоящей, а не выдуманной псевдоисториками войне. Ни с Россией (в варианте ввода войск на всю территорию бывшей УССР), ни с Новороссией (в варианте гражданской войны). Быть может, в очередной раз оказавшись у разбитого корыта после очередного Майдана, «украинцы» начнут прозревать. Работу по демонтажу оставшейся Украины надо будет продолжить, но именно российская армия с трёх сторон государственного недоразумения, а не «самопальные» формирования ополченцев Юго-востока, придаст этой работе мирный характер, пресечёт на корню даже мысли о насильственном восстановлении «второй Франции». Всё это не отменяет того, что оставшаяся Украина должна быть внеблоковой страной на оставшееся время существования, и Россия вправе применять для этого любые средства.


4. Наконец, следует разобрать тезис, будто Россия сможет избежать санкций, если не вмешается напрямую. Также говорят, что американцы своими провокациями пытаются втянуть России в войну, поэтому-де ни в коем случае не надо вводить войска. Ну, здесь можно коротко ответить, что все хорошие решения закончились в 1991-м году, а в нынешнем положении России остаётся выбирать только из плохих. Любой шаг, любое действие или бездействие повлечёт какие-то потери, и задача только в том, чтобы их соизмерить. Если для гражданина России сиюминутное благосостояние важнее единства русской земли, если из-за каких-то санкций он боится защищать миллионы русских соотечественников, то это только говорит о том, что система координат у него совершенно кривая. Такому лучше перестать называть себя русским, подобрать себе родину получше и не ассоциировать своё будущее с будущим большинства граждан, которые тоже имеют свое мнение, России же он должен оставить право прирасти Новороссией и миллионами новороссов. Восставших новороссов, которые сегодня намного более русские, чем те их сытые расслабленные соотечественники в Российской Федерации, что возражают против любого участия России в конфликте. Ложные соотечественники, которым просто однажды повезло не очутиться против воли в чужой враждебной стране, не подвергнуться многолетнему национальному унижению и сегодня не попасть под фашистский молох. Эти «соотечественники» сегодня с готовностью предают русских за рубежом исключительно из соображений личного благополучия, а отнюдь не каких-то ещё. И точно так же предадут завтра, когда вопрос станет о распаде страны на удельные территории, буде возникнет малейшая угроза их рыхлому благополучию. Не желающие «кормить Кавказ» (защищать Донбасс) завтра не пожелают кормить Тулу или защищать Тюмень, будучи уверены, что деньги им дадут на фирме, а нефть привезут тюменцы в бидончиках.

Выбор прост: либо Россия слушает расчётливых шинкарей-предостерегателей и в предстоящей неминуемой войне останется бок о бок с ними, либо выберет бой сейчас, но вместе с готовыми идти в бой «новыми русскими», в наконец-то хорошем смысле обоих слов – с новороссами!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments