landeshe (landeshe) wrote,
landeshe
landeshe

Category:

Цыгане шумною толпою по Бессарабии кочуют...


Цыгане невест уже не крадут

Цыгане невест уже не крадут
То, что в Фараоновке Одесской области живут одни лишь представители кочевого племени,  стало ясно уже при въезде в село: на веревках возле домов было развешано белье всех цветов радуги, а орава цыганят резвилась прямо на трассе. Благодаря одному из чумазых мальчишек нам удалось побывать в гостях в местной семье, и мы узнали, что же заставило свободолюбивых цыган осесть в этой местности в начале позапрошлого столетия. А еще — на судьбу погадали.

На мой вопрос, как вам живется в Фараоновке, черноглазая, сохранившая былую красоту цыганка лукаво ответила: «Позолотишь ручку — все как на духу расскажу!» Почему бы и нет — соглашаюсь. И вот я в цыганском жилище. Приняли по первому разряду: накормили, напоили, погадали, а внучка хозяйки исполнила зажигательный танец. Ручку, конечно, пришлось позолотить, но я об этом ничуть не жалею — ведь в мою честь устроили целый карнавал.

«Нет мне без тебя жизни!»

У цыганки Гали Галацан четверо детей, мужа потеряла полгода назад. Он был кормильцем — шил уздечки для коней, выменивал их на пшеницу. Тем семья и жила.

— Мой будущий муж по старинному цыганскому обычаю меня украл, — рассказывает гостеприимная хозяйка. — Вечером приехал из соседнего села Волонтировки, что в Молдове, и попросился переночевать у друга. А утром, рано-ранешенько, когда еще даже не рассвело, прокрался тихо-тихо, чтобы родителей не разбудить, в мою комнату, взял меня на руки, прихватил теплый кожух, чтоб я не замерзла, калоши — и потащил к бричке с лошадьми. Я пыталась закричать, но он закрыл мне рот поцелуем. В бричке Филя надел мне на ногу одну калошу, вторую потерял по дороге — из-за того, что я пыталась вырваться из его крепких рук.

Приехав домой, цыган Филя посадил свою возлюбленную на кровать, стал перед ней на колени, взял ее руки в свои и сказал: «Нет мне без тебя жизни! Если не станешь моей, я себя заколю кинжалом!»

Галя, которой тогда было всего 16 лет, потребовала дать ей время на раздумья, в тот же день вернулась к маме и попросила ее подать заявление в милицию. Однако мать сказала дочке так: «Ты приглядись к нему, из него хороший муж может выйти — ведь воруют невест только по-настоящему влюбленные мужчины». Галя подумала-подумала — и дала согласие выйти замуж. И ни разу не пожалела о своем решении.

Свадьба цыганской пары была шикарная: с венчанием, обрядами, песнями, танцами у костра. Гуляло два села.

— Мой Филя был красавцем, каких свет не видывал, — продолжает Галя. — У женщин пользовался бешеной популярностью, да и сам любил «строить глазки» девушкам. До женитьбы у него была репутация бабника. Но, по его словам, когда он увидел меня, земля ушла у него из-под ног, и с женщинами завязал. Филя и после свадьбы любил делать дамам комплименты, но «налево» не ходил. Точно знаю — в селе шила в мешке не утаишь!

Кто в доме хозяин?!

Но сейчас, по словам Галины, цыгане невест не крадут — наоборот, девушки сами на шею вешаются. Правда, драки из-за черноглазых красоток бывают, причем частенько. Хотя фараоновские карменситы и без того знают: настоящие цыгане измен не прощают.

— У нас все делается так, как скажет мужчина. То, чего хочет женщина, его не волнует, — уверена соседка Галины Мария Балан. — В случае с Галиной это и хорошо — она за мужем была, как за каменной стеной. Но ведь у нас немало мужиков, которые только то и делают, что пьют с утра до ночи, пока их жены ездят в Италию на заработки. И когда такой вот права качает — это неправильно. Мария знает, о чем говорит — ее благоверный любит приложиться к бутылке…

В Украине, по неофициальным данным, проживает от 13 до 15 тысяч цыган, 90 % из них являются гражданами страны. Правда, большинство не знает украинского языка, а в паспорте указана их принадлежность к молдаванам.

— А я считаю, что настоящий цыган — не тот, кто жену держит в узде, а тот, у кого есть верный конь, — заявляет Галина. — И у моего Фили такой конь был. Но когда муж умер, конь чахнуть начал, и мы, чтобы не помер у нас на глазах, продали его — авось в другой семье привыкнет к новому хозяину. За конем ведь должен ухаживать мужчина, а мои сыновья не со мной живут.

По ее словам, раньше местных цыган частенько обвиняли в краже коней. Нескольких даже посадили. Но сейчас кони уже не так ценятся в цыганской среде — уходит вольный дух, делает свое дело оседлый образ жизни. А вот корова в доме имеется — ее Галина называет кормилицей. Ведь продажа молока приносит хоть какой-то доход семье. Раньше были куры и гуси, да подохли от холеры.

Рожают, сколько Бог даст

Пока мы разговаривали с гостеприимной хозяйкой, к ней в гости заглянула соседка, Елана Лукой. Женщина в селе поставила рекорд: родила 11 детей, хотя в Фараоновке немало многодетных семей — цыганки рожают, сколько Бог даст, и до сих пор многие из них считают, что предохраняться — грех.

— У меня пять дочек и три сына осталось. Еще трое погибли в автокатастрофе. Не знаю, как я это пережила: потерять стразу троих — это такое горе, которое и словами не передашь, — вытирая рукавом слезы, вспоминает старая цыганка.

Живется ей сейчас тяжело: пенсию задерживают, у детей с работой туго.

— Раньше мы работали в колхозе. Многие думают, что цыгане могут только воровать да гадать, но на самом деле мы народ трудолюбивый: если есть чем заняться, цыган никогда не возьмет чужого, — рассказывает цыганка. — Да и вообще, настоящие цыгане не воруют, а крадут — а это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Да и то только невест да коней. Колхоз нас кормил, а сейчас молодежи попросту негде трудиться. Многие едут в поисках работы в Одессу или Сарату, но мои дети остались при мне. После развала колхоза нам дали земельный пай, я его даже обработала, но потом отобрали — оказалось, что его присмотрел местный богач.

«Цыганка гадала, за ручку брала»

Женя — единственная гадалка на все село

«Что было, что будет, чем сердце успокоится?» — шепчет себе под нос гадалка Женя Раулец, раскладывая карты на мою судьбу. Женя — потомственная гадалка, к ее матери в свое время со всего СССР народ съезжался узнать, что уготовано свыше. Но, как бы удивительно это ни звучало, Женя — чуть ли не единственная гадалка на все село. И то полукровка — ее отец был русским. Есть в Фараоновке еще парочка ворожей, но они дело «на поток» не поставили и от чужих людей скрывают свое мастерство.

— Думаю, умение гадать настоящей цыганке передается с молоком матери, — рассказывает Женя. — Я хоть и унаследовала от отца белый цвет кожи и русые волосы, в душе всегда чувствовала себя цыганкой. Гадать научила мама, но мне до нее далеко. Самое страшное ее предсказание, которое, к сожалению, сбылось, касалось меня самой: она напророчила мне остаться бездетной.

Так и случилось — первый муж Жени избивал ее, и из-за этого у женщины было несколько выкидышей. А от второго, с которым они живут душа в душу, Женя так и не смогла забеременеть.

— И чего только не делала: и по врачам ходила, и по целителям, и свои собственные навыки пускала в ход — ничего не помогло, — поделилась своей бедой цыганка.

Фараоновка принадлежала родственнице Толстого

Ромы, как известно, народ вольный, свободолюбивый и, главное, кочевой. Как же так получилось, что они стали жить на одном месте? «Новая» выяснила, что село Фараоновка появилось еще в начале XIX в.

— В 1832 году в Аккерманском уезде, на юге Бессарабской губернии, были основаны две земледельческие цыганские колонии — Фараоновка и Каир.

В речи цыган — жителей Фараоновки — много молдавских слов. И это неудивительно — ведь село находится всего в 12 километрах от границы с Молдовой, а цыгане очень восприимчивый народ, они
с легкостью впитывают язык и культуру людей, рядом с которыми живут. Да и принадлежат оба этих языка — цыганский и молдавский — к одной группе, индоевропейской.

Такие «египетские» названия они получили потому, что предки ромов — из этой страны, — рассказал нам директор Килийского историко-краеведческого музея Борис Райнов. — Цыганам была выделена земля — по 30 десятин на семью. Но земледелием ромы почти не занимались, а в 1839 году царь повелел всех цыган причислить к дунайскому казачьему войску, однако фактически службы они почти не несли.

Мы также узнали, что на протяжении долгого времени Фараоновка принадлежала графине Толстой — дальней родственнице великого писателя. Она, правда, редко заезжала в свои владения — жила, в основном, в своем дворце в Одессе.

Событием в истории Фараоновки стал приезд художественного руководителя знаменитого цыганского театра «Ромэн» Николая Сличенко.

— Прослышав о том, что в Одесской области есть целое цыганское село, к нам в Фараоновку приезжал наш кумир — Николай Сличенко, — вспоминает Елана Лукой. — Он — цыганский Бог, народный артист СССР. Николай Сличенко по собственному опыту знал, что простым цыганским детишкам сложно пробить себе дорогу в жизни, и решил помочь самым талантливым из них. Он заходил в каждый двор и подбирал ребятишек, чтобы сделать из них настоящих артистов. Несколько наших девчонок и мальчишек даже снялись в массовке знаменитого фильма «Свадьба в Малиновке», в котором играл Николай Сличенко.

Накануне президентских выборов большинство мечтало, чтобы вернулись старые времена. Когда дети ходили в школу, а у взрослых была работа. Чтобы исчезли границы, разделившие родных и близких.
У большинства жителей Фараоновки родственники похоронены в соседней Волонтировке. Это 12 километров. Правда, сейчас это уже другое государство - Молдова. И проведать могилы своих близких пограничники пускают людей только 9 мая и на проводы.
В Фараоновке мечтают, чтобы вернулись колхозы. А людям поменьше выдавали денег на руки. Проклятый бизнес, считают здесь, виноват в том, что люди живут бедно, девушки уезжают на заработки в Италию, а мужики и днем, и ночью пьют.
Жительница Фараоновки: "Чтоб не было, что водка в каждом доме продается, вот это я хочу! Бизнес чтоб кончился. Раньше приезжали ночью, человек просыпается - понимает, что нет магазина, а сейчас хоть и в час, хоть и в четыре - водка, начинается драка, спор, убивают..."
Вместо послесловия

Цыганское село — маленькое государство в государстве. Его жители всеми силами пытаются сохранить свои обычаи — то, чем их предки жили с давних времен. Но время неумолимо, и из кочевого народа ромы превращаются в оседлых сельских жителей. Барона у них нет, невест и коней больше не крадут. Но даже тем из цыган, кто родился и вырос в Фараоновке, по ночам снятся костры, заливистый смех, пестрые юбки, стук копыт и грустные песни о страстной, но несчастной любви.

На фото вверху: Елена Лукой (крайняя слева) вырастила 11 детей, а Евгении Раулец (вторая справа) мама-цыганка нагадала бездетность

http://novaya.com.ua/?/articles/2009/01/15/154437-14
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments