landeshe (landeshe) wrote,
landeshe
landeshe

Category:

ОДЕССКИЙ ЯЗЫК КАК ПОСТАВЩИК РУССКОГО ЯЗЫКА

Думаю,автор не обидится,если я добавлю кое-что от себя.В ередине XIX века число старообрядцев в Одессе только по официальным, далеко, разумеется, не полным данным, составляло более 2 тысяч человек или около 5 % от всех жителей.Они тоже оставили свои вкрапления в одесский язык,как и одесситы-купцы,товарившиеся в Вилково или содержавшие там свои лабазы и ларьки,привнесли в липованскую речь много одесских слов,фраз.Потому что,читая В.Смирнова, часто сталкиваюсь со схожестью в оборотах речи,фразеологизмах и многих иных словах ,которые больше нигде и никогда не встречала.
Многие почему-то принимают язык блатняка за одесский. Но ведь Одесса славилась не только Мишкой Япончиком и Сонькой,а и своей особой интернациональной культурой,искусством,театром,артистами,видными учеными,фильмами.Неужели представители всех этих направлений говорили на блатняке? Нет,конечно,но их всегда и везде можно было отличить по особой одесской речи,ее интонациях.И как бы правильно не говорили сегодняшние известные одесситы,оставшиеся в России,на русском,по незначительному обороту или одной незаметной  интонации и вроде бы уже общеизвестному слову,в них все равно можно определить одессита.
И еще я заметила,что очень эмоционально выступают против одесского языка люди нетрадиционной сексуальности.


Оригинал взят у profe_12 в ОДЕССКИЙ ЯЗЫК КАК ПОСТАВЩИК РУССКОГО ЯЗЫКА

На мой взгляд, разницу между русским и одесским языком можно проиллюстрировать на примере «баклажанной икры», которую в Одессе именуют «икрой из синих». Издавна привычные для одесситов овощи баклажаны, мало кому ведомые за пределами Города, впоследствии попали в Россию, как в прямом, так и в лингвистическом смысле слова. И «консервированная баклажанная икра» — также, ибо один из первых в России консервных заводов был построен одесситом Дубининым в его родном городе. Россияне давно покупают консервированную баклажанную икру собственного производства. У нас в Одессе это таки не едят в любом удобном для вас смысле, а потому одесситы предпочитают делать «закрутки из синеньких», то есть «консервированную баклажанную икру домашнего производства», легендарный «Тещин язык», который еще делают и из кабачков. А «Тещин язык», это же вам не давно оставшийся в прошлом «Портрет тещи», то есть сигареты «Лайка», это гораздо смачнее. Попробуйте баклажанную икру и икру из синеньких, и вы по языковому ощущению, как физиологическому, так и филологическому, почувствуете две большие разницы.


"Синими» или ласково «синенькими» баклажаны темно-фиолетового цвета одесситы именуют не случайно. «Баклажан» — слово турецкое, а балканские народы, обильно бежавшие в Город от османского ига, именовали этот овощ «синьи». Так что одесское слово «синие» («синенькие») не имеет ничего общего с их русскоязычным аналогом, равно, как и «синяк», то есть алкоголик.

Валентин Катаев писал: «…из синеньких немедленно приготовили баклажанную икру. Разумеется, не ту пресную, сладковатую желтоватую кашицу, которая продается в виде консервов, а ту, настоящую, домашнюю, знаменитую одесскую баклажанную икру — пища богов! — зеленую, с луком, уксусом, чесноком, молдавским перцем, дьявольски острую…». Вынужден дополнить классика; Катаев забыл о помидорах. И не просто любых помидорах, а типа «Микадо» или «Бычье сердце». По поводу «молдавского» перца, так некоторые одесситы именовали его «болгарским перцем», а остальные, как издавна было принято – «гогошарами».

К тому же для икры из синеньких некоторыми хозяйками готовится специальный «саламур», по-русски «соус». В Одессе же «соусом» именуют «жаркое». Почему нет? У нас есть собственный «тартар» — соус типа «Чили», или «чемергес» наподобие аджики, служащие в качестве приправы к мясным блюдам. Есть и чисто одесская приправа «затирушка», готовящаяся специально для нашей фирменной юшечки…

Впрочем, за рецепты одесской кухни написана далеко не одна книга. Так что лучше просто попробуйте хоть раз в жизни икру из синеньких. Гарантирую: станете рубать ее с радостью на лице, и, быть может, только тогда до вас таки дойдет, что есть настоящая Одесса, а что сладковатая кашица цвета детской неожиданности под ее видом. Как говорят по сию пору в Городе: ну, вы меня поняли.

«У нас тоже говорят «икра из синих», - написал когда-то один россиянин в качестве опровержения существования одесского языка.

Да, говорят. А слово «открытка» более полувека не только говорят, но и пишут. А еще автомобилисты стоят в «пробках»,  хотя некогда «пробочник» был не только одесскоязычным синонимом русскоязычной «откупорки», но и неведомой за пределами Города профессией, о чем писал один российский сотню лет назад. Полторы сотни лет одесский язык поставляет русскому языку слова, фразеологизмы, поговорки, крылатые фразы. Правда, не все знают откуда ноги растут. Зато понимают значение тех растущих ног, с тех пор, как выпускник Ришельевской гимназии Гарин-Михайловский написал за те ноги в "Гимназистах"...

Так что не просто говорят «икра из синих»; иные уже готовят ее по старинному одесскому рецепту. Правда «гогошары» именуют «сладким перцем», но зачем аж два слова, если есть одно? Берите и пользуйтесь.

Некоторые нередко пишут «Икра из синих баклажанов», подобно той лингво-хохмической «Рыбе фиш».

СИНИЕ


Только вот фирменная одесская икра из синих делается иначе от начала до конца: гогошары и синие, с предварительно снятыми лушпайками, пекутся в духовке, с двух сторон, а лишь затем…

Так что есть еще что впитывать русскому языку из одесского языка и в наши дни: и «гогошары», и «лушпайку» -  хоть в виде «кожуры», хоть в виде «очисток», и «закрутки» как односложный синоним «консервов домашнего приготовления».

Не переживайте, пока эти слова обживутся в русском языке, как это было в свое время с одесскими «фешенебельными» и прочими «шикарными» словами, в одесском языке появятся пока еще не созданные слова и фразеологизмы. Мне уже приходилось рассказывать даже о том, как одесские слова, первоначально неведомые российским лингвистам, затем оцениваемые ними в качестве выражений блатного жаргона, в конечном итоге занимали свои места на страницах словарей русского языка.

Писал и за то, сколько новых слов появилось в одесском языке за последние годы, хотя одни чертики утверждают, что мой родной язык является мифом, другие тулят тюльку, что он благополучно помер 70 лет назад. И чтоб они так жили, как одесский язык отдал концы.

Еще заметил: столько иногородних специалистов по похоронам одесского языка развелось, что убиться веником. Один киевлянин как-то написал, что его не то, что нет, но и никогда не было. В ответ я предложил этому вумнику перевести на русский язык: «Над климаксом пишоновской бодеги молдаван сифонил бандеру». До сих пор переводит.

Мне же осталось лишь сделать подсказку тем, кто не знает: в свое время российский лингвист В. Долопчев выпустил книгу "Опыт словаря неправильностей в русской разговорной речи", где в частности, написал, что одесситы говорят «негритенок», хотя нормой русского языка является «негренок». Теперь вам окончательно ясен смысл изобразительного ряда этой статьи.


Subscribe

  • Древнее ремесло: как в Вилково осенью деревянные лодки чинят

    Если весна в Вилково – это сезон селедки, то осень – пора ремонта и обслуживания деревянных лодок. О тонкостях этого ежегодного…

  • Унылая пора

    Вчера была в Одессе.У нас дожди.Очень редко езжу автобусом,а тут надо.2 сумки на плечах(с гостинцами для детей и внучки),в руке зонт-в 6 утра…

  • Из истории моего края

    Как представителей разных национальностей объединяло одно дело. Интересно знать: колокола главного храма Молдовы – “Made in Izmail”…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments