landeshe (landeshe) wrote,
landeshe
landeshe

Category:

Олег Жуковский: «Когда меня освободили из-под стражи, зал суда взорвался аплодисментами»

Оригинал взят у koordinatorudpn в Олег Жуковский: «Когда меня освободили из-под стражи, зал суда взорвался аплодисментами»
Жуковские Вышли новые статьи про Олега Жуковского (см. ниже). Сам Олег сейчас занимается своим бизнесом, приводит все в порядок. Также регистрацией нашей первички - "УДПНИ-Николаев" (ее состав сообщу позже). Жизнь дала пример, что в одиночку в нашей стране нельзя выжить, нельзя вести бизнес и жить по-человечески. Самоорганизация социума, создание таких организаций, как УДПНИ приведет в итоге к повышению уровня правовой защищенности каждого законопослушного гражданина.
30.11.12 звонила мне С. Рогова (см. мажор насмерть сбил 2 девушек). Пришла вторая уже экспертиза, киевская - в ней тоже написано, что у мажора, ползущего с черепашьей скоростью, "не было возможности избежать столкновения". То, что этот мажор в период оформления экспертизы жил в Киеве -разумеется, случайное совпадение.

В Николаеве вышел на свободу 48-летний бизнесмен, который, защищая свою семью и предприятие, застрелил местного криминального авторитета и его телохранителя
Это уголовное дело в Николаеве обсуждают до сих пор. На этот раз появился новый повод — бизнесмена Олега Жуковского, который убил двоих человек, досрочно выпустили на свободу.
Жуковский застрелил известного в Николаеве предпринимателя Григория Абишалова (имя и фамилия изменены). Однако, когда журналисты рассказали о драматических событиях, предшествовавших этому убийству, жители Николаева встали на защиту Жуковского.
«Муж сидел в своем кабинете, когда вооруженные люди вдруг начали бить окна и залезать внутрь здания»
Проблемы в семье Олега Жуковского начались еще в 2007 году, когда его предприятием — небольшой фирмой стройматериалов «Гидромаш» — решил завладеть бизнесмен Григорий Абишалов. Хочет ли Олег за здорово живешь отдавать свое предприятие, Абишалова не интересовало. Как рассказывала супруга Жуковского Елена, однажды Абишалов со своими людьми пришел к ним в офис: «Собирайте вещи и убирайтесь. Эта территория — наша».
— Муж попытался выяснить, в чем дело, но Абишалов покрыл его матом: «Что ты тут возбухаешь? Сказали же, собирай манатки — и на выход!» — вспоминала супруга Жуковского Елена. — Абишалов показал договор купли- продажи, где было написано, что помещение... купил он. Но как он мог приобрести эту территорию, если несколько лет назад ее у местного завода «Нектар» выкупил Олег? Разобравшись в ситуации, юрист покачал головой: «Это рейдерский захват. Стандартная схема».
Оказалось, что Николаевский хозяйственный суд действительно передал землю Абишалову. Суд признавал, что договор о покупке мужем части территории завода «Нектар» законный. Якобы (уже после того, как Олег купил землю!) бывший владелец оставил ее в залог банку. Ссылаясь на то, что этот момент не совсем понятен, суд передал землю Абишалову. Но если «Нектар» и обманул банк, оформив в залог территорию, которая ему не принадлежит, при чем здесь Олег, купивший эту землю еще несколько лет назад? Он-то приобрел ее на законных основаниях. Муж подал иск в суд.
Одесский апелляционный хозяйственный суд сразу отменил решение Николаевского хозяйственного суда. Договор Жуковского с «Нектаром» признали законным. Но люди Абишалова на этом не остановились и опять начали судиться. Тем временем Олег Жуковский выяснил, что Абишалов — известный в городе рейдер, по вине которого уже несколько предпринимателей лишились всего имущества. Как выяснилось, практически все здания на улице к тому времени перешли Абишалову. Неохваченным остался только небольшой участок Жуковского.
Забрать землю у Жуковских законным путем Абишалову не удалось — Олег выиграл все суды. Но рейдерские атаки не прекращались. На Жуковского начали давить морально.
— Абишалов угрожал, что так или иначе с нами расправится, — рассказывала Елена Жуковская. — Звонил даже по ночам: «Ну что? Может, хватит уже трепыхаться? Или ты не понял, что лучше уйти по-хорошему?» Я тогда еще не понимала, с какими серьезными людьми мы имеем дело. Олег старался меня не волновать. Когда вечером звонил телефон, он уходил в другую комнату. Возвращался бледный как мел и отмахивался: мол, все нормально, не волнуйся. Сам же еле держал себя в руках. «Мы знаем, когда твоя дочь возвращается с тренировки, — запугивал Абишалов. — Ей ведь по дороге может и пьяная компания встретиться...» Или: «Вчера видел, как ты ехал на машине. Сейчас так часто случаются аварии...»
Тем временем на предприятии начались проверки. Сначала муж не связывал их с атаками Абишалова. До тех пор, пока в отношении моего Олега не... возбудили уголовное дело по факту неуплаты налогов. Абсурдность ситуации заключалась в том, что муж исправно платил налоги и имел тому официальное подтверждение. Он решил оспорить в суде постановление о возбуждении уголовного дела. Но следователь налоговой милиции, не дождавшись решения суда, пришла на предприятие и заявила, что передает товар Жуковского на хранение... фирме Абишалова!
Затем на наше предприятие пришла толпа кавказцев во главе с Абишаловым. Они начали уничтожать наш товар. Следователь все делала по команде Абишалова. Чтобы хоть как-то контролировать ситуацию, Олег ночевал на работе. Люди Абишалова всю ночь толпились возле офиса, сбили вывеску на крыше, взломали окна и двери... Олег чуть ли не каждый час звонил в милицию, умолял приехать. «Мы понимаем, что вы законный хозяин территории, — отвечали ему правоохранители. — Но вы с Абишаловым сейчас, как молот и наковальня. Между вами никто не будет встревать. А вдруг Абишалов победит? Поймите правильно, нам здесь еще работать...»
На следующий день рейдеры не пустили наших сотрудников на работу. А вечером начался штурм. Олег был у себя в кабинете, когда вооруженные люди, находившиеся во дворе, вдруг начали бить окна и один за другим залезать внутрь здания. Услышав звон разбитого стекла и дикий топот, я начала звонить в милицию. Раздались выстрелы. В следующую секунду в кабинет забежали кавказцы в черной одежде и начали стрелять. Прячась под столом, я прижимала к себе телефонную трубку и кричала. Внезапно прогремело еще два выстрела, и стало тихо. А потом люди в черном начали убегать.
Посмотреть, что произошло, я решилась, только когда все стихло. Вылезаю из-под стола, а на полу... два тела в луже крови. Одно из них — Абишалова. Рядом лежал его телохранитель. «Олег! — закричала я на весь офис. — Олег, где ты?» Тишина. В офисе все разрушено, вокруг ни души. Только два трупа на полу. Я выбежала на улицу... Во дворе тоже никого не было. У ворот увидела Олега. Он шел мне навстречу. Муж, посмотрев на меня как-то отстраненно, произнес: «Беги». «Куда?» — с ужасом спросила я. «Домой», — ответил Олег. «А ты?» — спрашиваю. «Беги», — словно не услышав вопроса, повторил Олег. И я... побежала.
На следующий день Олега Жуковского задержали по подозрению в убийстве Абишалова и его охранника. Свою вину он признал.
«В ту ночь я шесть раз звонил в милицию, но никто не приехал»
— Мужа арестовали, — рассказывала Елена. — Экспертиза показала, что в момент убийства он находился в состоянии аффекта, то есть не отдавал отчет своим действиям. Злополучное уголовное дело по факту неуплаты налогов, благодаря которому Абишалов попал на предприятие, вскоре закрыли из-за отсутствия состава преступления. С Жуковского сняли несправедливые обвинения. Но он к тому времени уже был в СИЗО.
После того как о случившемся рассказали СМИ, жители Николаева горой встали за Олега Жуковского. В поддержку задержанного проходили митинги, на билбордах города появились лозунги «Свободу Жуковскому!». После первой публикации «ФАКТОВ» на редакцию обрушился шквал писем и звонков. «Жуковский защищал свою семью и свой бизнес, — говорили люди. — Эта история еще раз доказывает, что значит жить в стране, где все решают деньги. Жуковский попытался с этим бороться. И сполна поплатился».
Корреспондент «ФАКТОВ» присутствовала почти на всех судебных заседаниях по этому громкому делу. Каждый раз зал был переполнен — кроме родных и друзей Жуковского и Абишалова, на суде захотели присутствовать даже незнакомые люди, узнавшие об этой истории из СМИ.
— В течение той ночи я шесть раз звонил в Ленинский РОВД, в областное управление МВД и в СБУ, — рассказывал на суде Олег Жуковский. — Но мне говорили, что «общественный порядок не нарушен». Я и до этого много раз просил помощи у милиции, СБУ, прокуратуры. Звонил им по нескольку раз в день, умолял хотя бы выслушать. Никто не реагировал. Что еще надо было сделать человеку, чтобы его защитили в этой стране?!
В конце Жуковский еще раз попросил прощения у родных погибших, сказав, что искренне сожалеет о случившемся. Адвокат Олега попросил суд оправдать подзащитного, поскольку его действия не что иное, как самооборона. Адвокаты семьи Абишалова требовали для Жуковского 14 лет лишения свободы, утверждая, что «он был материально обеспечен и, решая конфликт, мог пойти другим путем: например, договориться с Абишаловым и взять спорную территорию у него в аренду».
В декабре прошлого года коллегия судей Ленинского районного суда Николаева под председательством судьи Михаила Семерея вынесла приговор. Олегу Жуковскому дали два года лишения свободы «за превышение меры самообороны». Одиннадцать месяцев из положенных ему двух лет он к тому времени уже отсидел. Адвокаты Абишалова, недовольные приговором, сказали, что обязательно будут подавать апелляцию.
— Они сдержали слово, — говорит Елена Жуковская. — Апелляционный суд проходил в феврале нынешнего года. Думаю, не нужно говорить о том, что мы сильно волновались. Не успели прийти в себя после первого суда, как начался второй. Я старалась держаться, но скрыть волнения не получалось ни при детях, ни во время встреч с мужем. Олег, как всегда, был спокоен. «Не волнуйся ты так, — пытался меня подбодрить. — Посмотри, я же спокоен». Судебное заседание стало для нас очередным испытанием. Не хочется даже вспоминать все то, что говорили адвокаты семьи Абишалова. Те несколько часов, которые длился суд, казалось, не закончатся никогда.
«Много раз обдумывал произошедшее и понял: все равно не смог бы поступить иначе»

Изучив материалы дела и обстоятельства, предшествующие убийству, Апелляционный суд Николаевской области оставил в силе приговор райсуда. Адвокаты Абишаловых тут же подали кассационную жалобу.
— Муж тем временем отбывал наказание в тюрьме, — продолжает Елена. — Он должен был выйти на свободу 18 декабря. Мы с детьми жили этой датой. Но вслух даже не решались об этом говорить — боялись. Вдруг Высший специализированный суд ужесточит наказание? Еще одного такого удара я, наверное, не выдержала бы. Олег уверял меня, что хорошо себя чувствует, что даже конвоиры, зная его ситуацию, относятся к нему уважительно. Все понимали, почему Олег оказался за решеткой, и по-человечески ему сочувствовали. Я была уверена, что раньше декабря мужа на свободе не увижу. И тут новость: начальник колонии принял решение освободить Олега досрочно! Пусть на какой-то месяц раньше, но для нас и это было большим подарком.
Навсегда запомню день, когда Олег должен был выходить из тюрьмы. Я перед этим всю ночь не спала. И хотя раньше одиннадцати утра он не вышел бы, мы с детьми пришли встречать его на рассвете. Когда я увидела мужа, сердце дрогнуло. «Вот он, мой Олег, — подумала. — То же родное лицо, тот же серьезный и в то же время теплый взгляд... Как же долго я этого ждала!» В следующую секунду муж обнял меня и прижал к себе.
— Этот момент я тоже всегда буду помнить, — говорит Олег, с которым мы связались по телефону. Голос мужчины немного дрожит. — Я тогда еще до конца не осознал, что на свободе, но понял одно: рядом со мной мои близкие. Больше ничего и не надо было. Не помню, сколько времени мы с женой и детьми простояли обнявшись. Потом подошли журналисты, которые пришли меня поздравить. Спасибо всем большое. Я ощущал поддержку людей даже в тюрьме. Мысли о том, что меня многие поддерживают и ждут, наверное, помогли мне не сломаться. И, конечно, уверенность в своей правоте. Я много раз обдумывал произошедшее. Вспоминая события того страшного дня, пытался представить, как должен был поступить. И понял: все равно сделал бы то, что сделал. Я защищал самое дорогое, что у меня есть, — свою семью. А когда услышал крик жены «Убивают!», рефлекторно схватил ружье и побежал на помощь...
— Как вы себя чувствуете? — интересуюсь.
— Жизнь в тюрьме, конечно, не сахар, здоровья не прибавляет. Но я не хочу жаловаться. Сейчас активно вникаю в дела фирмы, которой последние два года руководили жена и сын. Одновременно делаю работу по дому. Столько всего накопилось! Пришел в родную квартиру и сразу заметил: там нужно гвоздь забить, там полочку починить. Никогда не делал домашнюю работу с таким рвением. А тут захотелось — это отвлекало от мыслей о тюрьме, о предстоящем заседании суда.
— Муж абсолютно не изменился: все тот же Олег, — говорит Елена. — Только похудел, на лбу появились глубокие морщины, он поседел. Я и сама за это время поседела. В Высший специализированный суд поехал только наш адвокат, мы с Олегом остались дома. Весь день были как на иголках. И тут звонок. «Накрывайте на стол, — сообщил адвокат. — Мы выиграли!» Когда судья объявил, что приговор остается в силе, зал взорвался аплодисментами... А Олег наконец дал волю эмоциям и расплакался. В тот момент я до конца поняла, что творилось у него в душе все это время.


http://fakty.ua/155319-oleg-zhukovskij-kogda-menya-osvobodili-iz-pod-strazhi-zal-suda-vzorvalsya-aplodismentami

«Дело Жуковского» прогремело на всю Украину. 17 декабря 2010 года отставной офицер, владелец небольшого предприятия по продаже строительных материалов «Гидромаш» Олег Жуковский расстрелял в собственном офисе известного николаевского бизнесмена, Георгия Абшилаву и его охранника Артура Джаняна.
Во время следствия и в суде выяснилось, что Абшилава на протяжении нескольких лет пытался отобрать у Жуковского территорию, на которой расположено его предприятие. В какой-то момент конфликт зашел слишком далеко: когда Абшилава с бандой вооруженных кавказцев ворвался в офис, его с заряженным карабином встретил Олег Жуковский. Его выстрелы оказались смертельными для Абшилавы и его охранника Джаняна. Психолого-психиатрическая экспертиза подтвердила, что в момент совершения преступления Жуковский находился в состоянии аффекта. Судейская коллегия Ленинского районного суда Николаева пришла к выводу о необходимости переквалифицировать действия подсудимого со ст. 115 на ст. 118 УК Украины - превышение пределов необходимой самообороны. Таким образом, Олег Жуковский получил 2 года лишения свободы. 1 ноября 2012 года Жуковского освободили условно-досрочно.
В деле «Жуковского - Абшилавы» намешано многое. Тут и борьба «простого украинца» с произволом криминалитета, и бездействие правоохранительных органов, и пресловутый «национальный вопрос». Никто не остался равнодушным: одни восприняли поступок Олега Жуковского как обычное убийство, другие - как действия решительного человека в условиях атаки рейдеров, а некоторые даже и как борца с засильем «кавказской мафии» в Украине. Сам Олег героем себя уж точно не считает: он настаивает, что любой конфликт надо решать законными методами.
Похожих ситуаций в Украине сотни, тысячи. Значит ли это, что каждый, к кому пришли рейдеры, должен браться за оружие? Как получается, что твоё имущество, оформленное по всем законам Украины, легко и просто могут попросту отобрать? Что же произошло в роковой вечер 17 декабря 2010 года? Ответы на все эти вопросы «Новости-N» постарались получить из первых уст - у самого Олега Жуковского.
- Олег, когда вы впервые раз увидели Абшилаву?
- Я узнал о нем в 2006 году, после того как моя база, которую я купил еще в 2002 году у завода «Нектар», каким-то «чудесным» образом оказалась в руках этого знатного махинатора. Всем известны его рейдерские захваты Пересадовки, Новогригорьевки, «Техноконтракта». В 2006 он появился и на нашем горизонте. Буквально с первых встреч, их было не так много - в основном были телефонные звонки - было поставлено условие, что эту территорию он хотел бы получить себе в собственность.
- Получить - то есть, он хотел ее купить?
- Нет. В том-то и дело! О покупке речи не было. Было сказано, что я должен ему базу каким-то образом... отдать. Если бы разговор шел о продаже, как это делается в рамках цивилизованных взаимоотношений- это совсем другое дело. А такого не было. Он говорил сразу: «Это моя территория». Но, у меня на руках находились все документы, подтверждающие право собственно, поэтому я, поначалу, даже не обращал внимания на это все, но до тех пор пока не начались настойчивые звонки с угрозами...
- Звонил всегда он лично?
- Сначала он сам звонил, потом начали звонить какие-то люди, говорили с кавказским акцентом. Я не расист и не шовинист, но это просто сразу бросалось в глаза. Чем дальше, тем становилось все сложнее. Звонки начали носить угрожающий характер, в разговорах появились фразы о том, что если я не освобожу эту территорию, будут проблемы не только у меня, а у моей семьи.
- Насколько я помню, в суде представители Абшилавы пытались убедить суд, что это их территория. Ссылались на то, что, якобы, вы приобрели ее незаконно, у какого-то одного человека, который не имел права ее продавать... Имеют ли эти заявления под собой какую-то почву?
- Нет, не имеют. Покупал я ее у завода «Нектар», у юридического лица как физическое лицо. В настоящее время у меня есть договор купли-продажи, подписанный Пшеничным Игорем Николаевичем, который на тот момент был директором «»Нектара. Есть у меня и акт приема-передачи. Ни договор, ни акт приема, никем, ни одним судом не был признан недействительным! Знаете, как бывает: квартира у вас, вы в ней живете, у вас есть на нее все документы, вы ни о чем не беспокоитесь. А потом вдруг к вам приходят и говорят: а вы уже не хозяин, выходите отсюда! Так и ко мне пришли в 2007 году - а вы уже не хозяин! Оказывается суд, почему-то, отдал мою территорию обратно «Нектару», а ликвидатор быстренько «продала» это все Абшилаве, а потом он передал её по цепочке трем своим фирмам. На тот момент Абшилава прибрал к рукам всю остальную территорию «Нектара», ему не хватало только этого кусочка.
- В какой момент вы поняли, что вам уже одному не справиться, и нужно обращаться в правоохранительные органы?
- С самого начала я, как нормальный гражданин, начал обращаться в правоохранительные органы, в суды. У меня по этим судам огромные тома. Окончательного решения нет до сих пор.
- А в тот вечер, когда все произошло, Абшилава пришел к вам как полноправный хозяин?
- Вы знаете, он поначалу тоже как -то пытался в судах бороться за эту территорию. Но его выигрыши в судах я оспаривал, подавал апелляции, выигрывал. Иногда доходило до абсурда: по одному и тому же поводу в одном суде разные коллегии судей принимали диаметрально противоположные решения. Как такое может быть, до сих пор не понимаю: у нас что, закон можно крутить как угодно? И все же я был уверен, что закон на моей стороне и пытался найти правду в судах. Так было до января 2010 года, когда Абшилава уже увидел, что через суды забрать мою собственность у него не получается. Тогда он начал подключать прокуратуру, налоговую. Стало «очень весело»! Проверка за проверкой: налоговая, милиция, «маски-шоу». Интересно, но как только приезжала милиция, ее отчего-то интересовали документы на право собственности на территорию, хотя это совсем не их компетенция. Налоговая - это просто был какой-то кошмар! Я не знаю, сможете ли вы понять: у нас предприятие маленькое. И в принципе оно очень чувствительно ко всем этим моментам. А тут, когда одна проверка, вторая... Приходят, блокируют работу предприятия. Клиенты просто перестали к нам приходить, потому что стали бояться: «Боже, что у вас тут происходит? То в масках, то с автоматами приходят проверяющие!». Такими методами просто пытались задушить предприятие.
- И вы считаете что все это дело рук Абшилавы?
- Конечно! А он и не скрывал этого, наоборот, не стесняясь, громко озвучивал фамилии руководителей этих структур. Более того, некоторые проверяющие, нормальные люди, которые проверяли и видели, что наше предприятие нормально работает, без нарушений, на мой вопрос: в чем дело? - просто отвечали: - у нас команда «сверху», это просто заказ на вас.
- В тот самый день - 17 декабря 2010 года. К вам пришли люди Абшилавы?
- Это началось 16 декабря. Утром приехала следователь налоговой, чтобы, как она сказала, передать наш товар на хранение фирме Абшилавы. За ней группа кавказцев на нескольких машинах, заехали сюда на территорию. Сразу же блокировали сторожку, где сидел охранник. Открытым текстом ему сказали: это наша территория, уходи, или мы тебя зарежем.
- И все же, неизвестные на машинах заехали к вам, блокировали работу вашего предприятия, что вы предприняли?
- Мы позвонили в милицию. Они приехали. Мы им объяснили, что посторонние люди находятся на территории предприятия, они нам угрожают. Но милиционеры на это ответили: «пока нет трупов, нам тут делать нечего» и посоветовали держать оборону. При этом они практически ни к кому не подходили, не опрашивали: что, кто. Так, постояли в сторонке, а потом уехали. А тем временем незваные гости заблокировали все помещения. Полностью блокировали работу предприятия, до смерти перепугали всех сотрудников. Потом захватчики пошли дальше: поставили на складе своих людей...
- То есть ваш склад, где находился ваш товар, пришли и стали охранять от вас же чужие люди?
- Да! У нас забрали помещения, машины, товар. Мы находились в забаррикадированном офисе. Поначалу мы звонили в милицию. 16-го они приезжали несколько раз. Сказали, что раз у нас хозяйственный спор, то надо разбираться в суде. Какой суд, когда вооруженные люди угрожают моим работникам? Чего ждать? В итоге мы остались на ночь в офисе с Леной и охранником. Кавказцев было человек 10, может 15. Вся территория оказалась в их распоряжении. Периодически, в течение ночи, они ломились в двери, пытались выбить окна: выходите, мол, поговорим. На каждую попытку ворваться мы сразу же реагировали и звонили в милицию. И что вы думаете? Они приезжали, и опять же - полное бездействие! Я им говорю: вы понимаете, что неизвестные люди находятся на территории, угрожают нам, вы будете что-то предпринимать? Они вроде бы подошли к этим, а потом нам говорят: они сказали, что ничего делать не будут. И это - ответ милиции! Один раз они ответили прямо, что у них указание в конфликт не встревать.
- Вы утверждаете, что у этих людей было оружие. В офисе были следы от пуль. С этим вопросом и следствие, и суд так и не разобрались, но куда это оружие потом делось? Его ведь не нашли?
- И следствие, и суд, как раз разобрались, что оружие у них было и первый выстрел был с их стороны. Это подтвердила экспертиза, в помещение найдена пуля. Но, вот куда оно делось? Остается только догадываться... После всего случившегося первыми, по показаниям свидетеля, туда ненадолго вернулись бандиты, а потом приехал наряд милиции. Кто-то всё подчистил... Я ничего не хочу сказать плохого, но после этого пропала и видеокамера, на которую мы записывали весь этот беспредел, пропало много чего из кабинета, таких довольно ценных вещей. Кто взял это? Бандиты, милиция? Я не знаю. И я допускаю, что могла и милиция забрать оружие. Потому что если бы оно у убитых оказалось, тогда бы милиции несладко пришлось. Все ведь мои вызовы милиции фиксировались, и что получается? Что здесь были вооруженные люди, по поводу которых я неоднократно звонил, вызывал милицию, чтобы она нас защитила, а они отнеслись к этому халатно.
- Вы лично это оружие видели?
- Конечно, в открытую его не демонстрировали. Но из-за пояса у них были видны и рукоятки пистолетов, и ножи выглядывали. Более того, 17 декабря произошло избиение моего сына и юриста. Их было много, и у них все обязанности были расписаны: одни блокировали двери в офис, другие вход. Задача была простая: нас отсюда убрать.
- И что же вы предприняли после этого?
- Сложилась такая ситуация, просто безвыходная. И когда человек видит, что нет помощи, просто опускаются руки, ты не знаешь, что делать дальше... Я всю ночь звонил в СБУ, РОВД, звонил в Киев оперативному дежурному МВД. Я просил всех предпринять хоть что-то, защитить мою семью, меня, мои права, закон, в конце-концов! Ни-че-го. С утра я поехал с юристом, попытался попасть на прием к Стоянову,(в описываемый период - прокурор Николаевской области, друг Абшилавы - прим. авт.) в надежде, что хоть там что-то сделают. Но там мне просто ответили: приема нет, пишите заявление. Я спросил, сколько рассматривается заявление? Мне говорят - в течение месяца! Какой месяц? Я пытался объяснить, что ситуация сложная, нужно что-то предпринимать немедленно! Но мне сказали, что ничем не могут мне помочь.
- Когда 17 декабря здесь появился Абшилава?
- Он в течение дня появлялся, давал указания.
- Он пытался с вами говорить?
- Нет. Я выходил, пытался что-то объяснять. Но что толку? Я видел, что этот человек поставил себе цель и идет к ней не смотря ни на что.
- А Джаняна вы видели?
- Да. Он был в составе этих 15 человек, которые находились на моем предприятии двое суток. Он отдавал указания, руководил этими людьми. Они его слушались. Я думал это начальник охраны Абшилавы.
- В суде вы рассказывали, что карабин с патронами приобрели несколько лет назад у своего знакомого. Вы хранили его на работе?
- Я его хранил на работе...
Я находился в кабинете, но когда я услышал звон разбитого стекла и женские крики, у меня просто уже в голове что-то перевернулось... Не каждый может это понять. Надо самому побывать в такой ситуации. Когда ты один, и ты понимаешь, что помочь тебе некому! Я в этот момент подумал, что убивают мою жену. Я схватил карабин и бросился в комнату, откуда доносились крики. Выбежав в коридор я увидел выходящего из кабинета Абшилаву. Оттуда же доносились крики моей жены. Я поднял карабин и выстрелил в него. После первого выстрела слышались еще какие-то выстрелы, вероятно, стреляли в меня. Был крик, хлопки выстрелов. Я перезарядил и выстрелил еще раз. Куда я стрелял - я не помню. Я видел перед собой только Абшилаву, больше никого. Я стрелял в него. После второго выстрела я краем глаза увидел, что из правого угла в мою сторону движется человек, и при этом что-то достает рукой из куртки. Я машинально развернулся в его сторону и произвел выстрел...
- В суде были споры, стреляли вы в стоящего, или в лежащего на полу Джаняна. Вы точно помните, что вы стреляли в стоящего мужчину?
- Я стрелял в нападавшего на меня мужчину. Это было уже рефлекторно. Как защита, самооборона.
- После того, как прогремели выстрелы, вы поехали под «Сельпо» на Чкалова, оставили оружие. Вы ушли, потому что пытались бежать? Это были осознанные действия?
- Не знаю, как это объяснить. Это все смешалось в голове. Понимаете, человек, который считает себя довольно успешным, , с двумя высшими образованиями, у которого есть семья, который вел всегда нормальную жизнь, у него родители старенькие, понимаете? Я жил как обычный, нормальный гражданин. И тут вдруг все это на меня навалилось. Я частично отдавал себе отчет, что произошло. Я не глупый, я понял, что я застрелил этих двух человек. Но, в то же время, в голове была мысль, что по-другому нельзя было: нас бы всех убили... Я прекрасно понимал, что жизнь рухнула, все рухнуло. Я понимал, что защиты от государства, от прокуратуры, от милиции, не будет, потому что они все в одной связке с ним, это было видно. В то же время я пытался себя как-то контролировать. Думал, что произошло? Куда это оружие? Надо позвонить, отдать его. Потому что дети не дай Бог найдут его. Я оставил его под «Сельпо», набрал оператора «102», сказал, что оружие оставляю.
- А почему вы не пошли в милицию?
- Как я мог туда идти, когда все эти дни милиция была моим врагом, помощником и пособником бандитов? Что от них можно было ждать? Тогда я подсознательно допускал, что если пойду туда - могут и меня убрать, как свидетеля...
- Как вы оценивает ход следствия по вашему делу?
- Когда началось следствие, я видел, как прокуратура хочет себя обелить. Не знаю как сейчас, может по-другому, руководство поменялось, может пришли нормальные порядочные люди, но на тот момент они думали лишь о том, как бы так сделать, чтобы им самим не пострадать. Они ведь понимали, что к ним за помощью обращались, а они ничего не сделали. И они начали представлять дело таким образом, что я - убийца, просто и хладнокровно застреливший двух человек. Хотя, как я потом слышал: и в прокуратуре были люди, которые даже пытались меня отстоять.
- Как вы думаете, почему несмотря ни на что был такой приговор суда?
- Я очень благодарен судьям. Я не верил, что в нашей стране есть еще такие судьи, которые действительно хотят разобраться в деле.
- А что, по-вашему, повлияло на их решение? Ведь переквалифицировать вашу статью с умышленного убийства двух людей на превышение необходимой самообороны не просил даже ваш адвокат.
- Во-первых, я благодарен людям, хоть на колени становись, которые не побоялись выразить свою гражданскую позицию в газетах, в интернете, которые поддержали меня. Этот случай получил, насколько я понимаю, большой общественный резонанс. Если бы этого не было, то прокуратура тихонько сделала бы то, что ей надо. Огромное спасибо судейской коллегии, которая нашла мужество принять такое решение. Хотя я думаю, что и на них тоже было давление. Но они принципиально разобрались в вопросе, не отмахнулись, как это сделала прокуратура, милиция. И это все вместе - и простые люди, и судьи, и сыграло свою роль.

- Но все-таки. Сейчас вы бы стали стрелять?
- (Пауза) Вы такие вопросы ставите...

Я хочу сказать так: каждый гражданин должен пытаться любую ситуацию решить законным путем. Нужно бороться с несправедливостью всеми законными методами. Но. Если бандиты угрожают твоей семье, настоящий мужчина должен принимать решение. Извините, не сопли жевать, а принимать решение. Потому что если ты в это мгновение что-то не предпримешь, то в следующее - может быть уже поздно, и потом будешь казнить себя всю оставшуюся жизнь. Почему не защитил своего родного человека? Почему убили жену, сына, дочь? А потому что глава семьи не принял вовремя решение. Но... Если бы вовремя отреагировала милиция и прокуратура, если бы сюда пришел хотя бы один представитель власти, который хотел бы разобраться во всем этом, этого бы не случилось. Если бы государство, которое имеет определенные обязательства перед гражданином, выполнили бы их, то ничего бы не произошло. А так, что мне надо было сделать, ждать, пока меня убьют, мою жену?
- А что бы вы посоветовали тем, кто столкнулся с такой же ситуацией как у вас?
- Я бы посоветовал, чтобы, как только человек чувствует несправедливость или угрозу со сторону бандитов, нельзя не придавать этому значения, не нужно думать: «авось пронесет», надо сразу реагировать. Надо сразу обращаться в правоохранительные органы за защитой.
- Найденное отверстие от пули - это они в тот момент стреляли?
- Да, стреляли конечно! Хотя брат Абшилавы пытался говорить в суде, что кто-то другой стрелял, Лена якобы стреляла - такой бред. Экспертиза показала, что пуля летела от них в её сторону. Понимаете, пятнадцать человек, кавказцы, они что сюда пришли, чаю попить? Опять таки хочу сказать, что нормальный гражданин страны должен идти нормальными путями, но... при необходимости мужчина должен быть готовым дать отпор бандитам.
- Вы раскаиваетесь? Все-таки вы лишили жизни двух людей.
- Я лишил жизни двух бандитов. Люди не приходят с оружием к другому человеку и не творят то, что они здесь творили. Я человек верующий, и стараюсь жить по христианским законам. (Задумался) В чем раскаиваться? Если бы я так не поступил, меня бы сейчас не было, вы бы брали интервью у Абшилавы. Убили бы меня, мою жену.
- Сейчас суды позади. Но хозяйственный спор остался. Есть ли на данный момент попытки со стороны наследников отобрать территорию, на которой находится ваше предприятие?
- Предприятие мое работает, я надеюсь, что оно и дальше будет работать. По судам еще вопросы не закрыты. Я буду восстанавливать справедливость. Я - собственник, потому что я в 2002 году приобрел эту территорию, и я буду идти законным путем, требуя, чтобы суд восстановил мое право собственности.
- У Георгия Абшилавы есть брат, который до последнего пытался добиться для Вас самого строгого наказания в суде. Суд не прислушался к нему, Вы на свободе, а он уверен, что Вы не наказаны должным образом. В связи с этим, Вы не собираетесь что-то менять в своей жизни? Продавать предприятие, уезжать, прятаться?
- Нет. Николаев мой родной город, я родился в Николаевской области, под Вознесенском. Почему я должен уезжать со своей родины. Я не собираюсь никуда уезжать.
- Но Вы же знаете, что на Кавказе есть законы, по которым предусматривается «кровная месть»...
- Да, только есть один нюанс маленький - мы живем в Украине, а не на Кавказе. Мы живем на своей Родине, мы - славяне: украинцы, русские, белорусы. А они приехали и пытаются нам установить свои какие-то дикие законы. Это неправильно. Если они сюда приехали, то должны жить по законам нашей страны, а не навязывать свои, какие-то «кровные мести». Я ничего не собираюсь менять в своей жизни. И пусть бандиты знают, что второй раз с такими вещами шутить не надо, потому что я свои жизненные принципы не поменял - я буду защищать свою семью.


http://novosti-n.mk.ua/analitic/read/1298.html



Subscribe

  • По Дунаю.

    (Начало здесь https://landeshe.livejournal.com/1219579.html ) Показала на карте наш путь. Итак,нынешние рыбаки,оказывается,…

  • По Дунаю. На Потапово.

    Сегодня у нас празднуют «День рыбака»,по этому случаю муж спустил на воду нашу лодку(наконец-то).Он решил повозить меня по тем местам,где в 90-е…

  • О море,море!

    Унас уже 3 суток,как нет дождя ни днем,ни ночью.Поэтому солнце начало наверстывать пропущенные дни жарения людей и запекло в несколько раз…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments