February 23rd, 2019

Зачем «коллективному Гордону» нужны вышиванка и мова?


Разговор о том, как и почему Украина дошла до нынешней жизни, имея одни из лучших стартовых условий для независимого существования на момент распада Союза, неизбежно упирается в избранную модель государственного развития и нациеобразования. А также – в специфические особенности идеологии, поднятой правящими элитами на щит в качестве обоснования своих претензий на господствующее положение, власть и собственность в этой стране.

Звучит несколько мудрено, но на самой деле это простые, как пареная репа, вещи. Для начала, отметим вот что. Любой государственный проект  – это, безусловно, продукт творчества масс. Но его мотором всегда и везде являются довольно узкие группы населения, непосредственно этот процесс возглавляющие и, как следствие, снимающие с него наибольшие пенки и сливки. Эти люди – имеющие наибольший профит с факта создания нового государства, его основные выгодоприобретатели, по факту и есть его элита. Те, кому принадлежат в стране власть и собственность. Кто влияет на то, каким путем стране двигаться, куда и с какой скоростью.

В украинском случае только ленивый не потоптался по очевидно “неукраинскому” характеру местной элиты. По факту это интернациональный конгломерат советской партийно-комсомольской номенклатуры и близких к ней теневиков, ставших в период незалежности легальными миллиардерами. Фамилии этих людей также по большей части известны всем. Именно в их руках мет и химкомбинаты, машзаводы, ГОКи и облэнерго с облгазами, кондитерские фабрики и сахарные заводы, окорочковые, зерновые, водочные, транспортные и прочие империи. А также – медиахолдинги, газеты, радиостанции и телеканалы.

При этом, всех их – армян и грузин, евреев и русских, а также русифицированных украинцев, татар и молдаван – объединяли две вещи: русский язык и сформированная в советский период, основанная на этом языке общеимперская культура. Никакой другой культуры и языка, кроме той, в которой они сформировались и выросли, они не знали. Никакого другого сантимента они не знали. И принадлежность к большой культуре – это было то, что объединяло – независимо от этнического происхождения.

Collapse )