June 22nd, 2014

Легендарная авиаэскадрилья


В 1940–1941 годах в составе Дунайской флотилии действовала 96 отдельная эскадрилья истребителей, но её боевой путь ещё не исследован. В своей публикации надеюсь в какой-тостепени восполнить этот пробел.

Эскадрилья была сформирована в июне 1940 года из лётно-технического состава 9 полка ВВС Черноморского флота. Лётчики имели хорошую лётную подготовку, а технический состав — большой опыт по эксплуатации самолётов. На своём вооружении эскадрилья имела самолёты-истребители «Чайка»: восемь «И-15»  и шесть «И-153», а с началом войны стали поступать И-16,  имевшие более мощное вооружение. Так, «И-16»  был вооружён крупнокалиберным пулемётом, двумя пулемётами «ШКАС» и шестью реактивными снарядами «РС-82». По скорости наши самолёты уступали немецким, а по маневренности превосходили их. В эскадрильи было четыре звена, которыми командовали лейтенанты Михаил Максимов, Василий Куроедов, Алексей Шалов, Николай Черкасов. Командир эскадрильи — капитан Александр Коробицын, заместитель по политической части и старший политрук — Павел Ивченко; техническим составом командовал инженер Филипп Бабенко. Аэродром, на котором базировалась эскадрилья, находился восточнее Измаила (в районе нынешнего радиоцентра Украинского Дунайского пароходства).

С началом войны был создан участок противовоздушной обороны Дунайской флотилии, в который вошли 96 эскадрилья и 46 отдельный зенитно-артиллерийский дивизион трёхбатарейного состава. Возглавил участок полковник Василий Матвеев. Лётчики-истребители 96 эскадрильи вели воздушную разведку, защищали с воздуха Измаил, Рени, Килию, Вилково, сопровождали бомбардировщиков Черноморского флота во время их налётов на Сулин, Тулчу, Галац.
Война началась неожиданно. 22 июня 1941 года в 4.30 Придунавье подверглось ружейно-пулемётному и артиллерийскому обстрелу с румынской территории. А в 5 часов утра с поста СНиС «Раздельный» (находился в районе 116 километра реки Дунай) передали, что со стороны Тулчи идут три звена вражеских самолётов, и в Измаиле объявили воздушную тревогу. Зенитчики 46 дивизиона (командир — старший лейтенант Николай Шило) заняли боевые посты. Все смотрели вверх. Вскоре послышался нарастающий гул и в синеве неба появились чёрные точки. Когда вражеские самолёты пересекли Дунай, зенитки открыли огонь. Разрывы ложились выше целей, и командиры батарей вводили поправку за поправкой. Но всё было тщетно. Тем временем в небе появились краснозвёздные истребители, и строй вражеских самолётов стал ломаться. Вражеские лётчики, уклоняясь от боя, стали сбрасывать бомбы куда попало, и самолёты один за другим поспешно уходили за Дунай, а наши истребители без потерь вернулись на свой аэродром.
Первый самолёт сбил лётчик лейтенант Михаил Максимов, тем самым открыв боевой счёт лётчиков Черноморского флота. Максимов был в эскадрильи единственным лётчиком, имевшим боевой опыт. В 1938 году он участвовал в боях с японскими захватчиками у озера Хасан и за заслуги был награждён орденом Красного Знамени. Второй бомбардировщик уничтожил старший лейтенант Лаврентий Борисов, а третий сбил капитан Александр Коробицин. Два других вражеских самолёта в групповом бою сбили лейтенанты Борис Маслов и Александр Малиновский.
Через несколько часов налёт повторился. На этот раз вражеские самолёты шли на город с разных сторон. Одна группа «юнкерсов» устремилась на порт, другая — на аэродром, а третья — на батарею береговой обороны (находилась в районе нынешнего Гагаринского леска). По самолётам, бомбившим порт, открыла огонь 463 батарея (командир лейтенант Григорий Охота). Фашисты строй не ломали, но курс изменили: повернули влево. Крайний самолёт находился уже над военным портом. Он сбросил бомбы и стал разворачиваться, и в этот момент один из снарядов разорвался под ним. Самолёт загорелся и упал в Дунай. «Юнкерс» сбил расчёт орудия, которым командовал Василий Семионенко (после войны он был директором Измаильского молзавода). Как только вражеские самолёты вышли из зоны зенитной артиллерии, в бой вступили наши лётчики.
Горожане и моряки с замиранием сердца следили за поединком. Один из истребителей, используя преимущество в высоте, ринулся на «юнкерс». Фашист не выдержал поединка, и самолёт ушёл в сторону Тулчи. А юркий истребитель вступил в бой с другим бомбардировщиком. Вскоре вражеский самолёт задымил, пламя охватило фюзеляж, и он, перевернувшись через крыло, упал в камыши. Этот самолёт сбил лётчик Михаил Максимов, тот самый, что открыл счёт сбитым вражеским самолётам.

Анатолий Каминский, измаильский краевед

Юг...

Оригинал взят у ovod_next в Юг...
То ль австрийские, то ли польские,
Мы ложимся под всех, робея,
И которые калом мойские
Нынче сели на нашу шею.

В Раде пидары кукарекают,
На майдане растут поганки,
Скачут козлики с правосеками,
Свою жопу укрыв за танки.

Вот и стали мы - жёлтосиние,
И с какого-то перепуга
До предела нас оскотинили,
Чтобы резали мы друг друга.

То ли лоцману, то ли кацману
Руль доверили - ну и ладно!
Свою кровушку петьке вальцману
Точим - на, попей, шоколадный!

А на юге тепло и весело,
Ну не любим мы - с кулаками!
От души нас тут кормят песнями
И "одесскими шашлыками".

Всё-то вытерпим, не растаем мы,
Мы же мирные, каждый лузер!
А Донбассу из Николаева
Самолёты смертельным грузом

Шлют и шлют не орешки грецкие -
"Дар украинского народа"!
Ноги женские, кишки детские
Нарезая на бутерброды.

Над землёй - запах тела жженного,
Только Юг нюх давно утратил.
А пилотов ждут дома жёнушки,
И есть мать у тебя, каратель.

И разложат они полочкам
Кучки гривен и кучу лести,
Но давно уж у этой сволочи
Нет ни совести и ни чести.

Этих - бомбами, этих - вилами,
И за кровушку ждёт награда.
Только мы-то чем лучше, милые? -
Мы ж их терпим с собою рядом.

И двуличные, и лукавые,
После мук чужих и агоний
Им при встрече желаем здравия
И кровавые жмём ладони.

И пора бы уж не Окраиной.
Где бесовское скачет стадо,
Зваться нам, а Землёю Каинов,
Или просто - Ворота Ада!

Сообщение от Игоря Ивановича Стрелкова, 17 ноября 20014 года

Оригинал взят у lara_999 в Сообщение от Игоря Ивановича Стрелкова, 17 ноября 20014 года

"Нас опять выдавили на Лонг-Айленд. Джи-ай идут волна за волной,
обстрел со всех сторон.
Одолевает авиация,
ребятам удалось подбить два Б-2,
один упал в море, а второй, дымя, ушёл в сторону Канады.
Перед внешним блокпостом догорает батальон "абрамсов",
чад и копоть такие, что нечем дышать. Боеприпасы на исходе.

Бруклин в руинах, выводим беженцев.


От России помощи по-прежнему никакой. Где же "Северодвинск"?
Мозговой сообщает, что без подкреплений он Алабаму не удержит.
Моторола хорошо держится в Неваде, молодцы ребята!

Если Россия немедленно не поможет, то господства в воздухе нам не видать."

Источник:
http://ampir.livejournal.com/833743.html

Из комментариев к этому же сообщению у da-dzi:

Спустя два месяца Стрелков из Киева: Россия нас бросила, помощи нет,
мы окружены, будем сражаться как Брестская крепость.
Через неделю Стрелков из Львова - РФ нас слила, помощи нет, придется идти на Берлин.