November 25th, 2013

Еще одна перемога на западе Украины

25-тысячный Золочев Львовской области стал первым энергетически независимым городом западной Украины. Этой осенью местные власти окончательно перевели все котельные города на альтернативное твердое топливо - дрова.


Ранее мэр Золочева регионал Игорь Гринько отмечал, что факторов, побудивших город к такому шагу, было немало. Прежде всего, по его словам, - это высокие цены на российский газ и рост задолженности перед поставщиками газа. В течение 2011-2013 годов на твердое топливо было переведено все семь котельных Золочева. Следовательно, теплоснабжающие предприятия смогли полностью отказаться от газа для централизованного отопления. Collapse )

Евроуголовное дело

 Между тем, европейской интеграцией в том ее виде, который пытались навязать Украине, пришло время заниматься следователям Генеральной прокуратуры. И персонально – теми переговорщиками, в частности из украинского министерства иностранных дел,  которые непосредственно причастны к подготовке этих документов.   Потому что практически весь текст сочиненного ими  соглашения о так называемой евроассоциации - это по сути состав преступления, квалифицируемого уголовным кодексом как государственная измена и сдача  национальных интересов в пользу иностранных держав. Мы уже много об этом говорили, но сегодня, в порядке подведения итогов, напомним еще раз о том, к краю какой пропасти они нас уже фактически подвели.

Collapse )

Прапрадеду*

Оригинал взят у ovod_next в Прапрадеду*


Это пугач хохочет,
кружа над погостом пустым.
Это шепчутся ночью
о чём-то тревожном кусты.
Это ветер грохочет,
с деревьев срывая листы.
Это вырваться хочет,
взлетев, твоё имя – Устим.

Как мелькают мгновения –
словно стрелы покинули лук,
Наши жизни – лишь звенья
в бесконечности встреч и разлук.
Нет у памяти тленья,
у сердец одинаковый стук,
Человеком, не тенью
ты приходишь ко мне, Кармелюк.

Есть высокое право
не склоняться, как стебель травы,
Если в рабской державе
шеи гнут от Куры до Невы.
Пусть свободному нраву
нипочём не сносить головы,
Птицей вечная слава
вознесется над мигом молвы.

Ни Сибирью, ни плетью
не сломить, не заставить дрожать.
Если нужно – на свете
утвердимся ударом ножа.
Всех клеймом не отметить,
вновь из искорок вырвется жар,
Ярким пламенем светит,
панский дом пожирая, пожар.

Прорастает калина
жизни искоркой в серой золе.
Над землёю Устима
осыпается пух тополей…
И не раб, не скотина,
я колени склоняю к земле,
С благодарностью сына
светлой памяти, прадед, твоей.

*По семейному преданию одним из моих предков по линии матери (не прямым) был наш подольский бандит Устим Якимович Кармелюк, дважды бежавший из Сибири и убитый шляхтой в 1835 г. Мои тёти говорили, что в молодости мы даже были внешне похожи (портрет Тропинина). Природа со свойственным ей юмором пошутила, соединив в потомке кровь двух непримиримых врагов: малороссийского бандита-повстанца и небогатых шляхтичей...