landeshe

Categories:

Флотилия возвращается на Дунай

Освобождение Сулина, Констанцы и острова Змеиный.

(продолжение,начало https://landeshe.livejournal.com/1184053.html   https://landeshe.livejournal.com/1184325.html )
(продолжение,начало https://landeshe.livejournal.com/1184053.html https://landeshe.livejournal.com/1184325.html )

24 августа корабли Дунайской флотилии вошли в устье Дуная, где из части сил флотилии была сформирована Резервная военно-морская база, перед которой поставили задачу закрепиться в Вилково-Переправе и овладеть Сулином, Констанцей и островом Змеиный.
Из воспоминаний Виктора Проценко: «После бегства противника из укрепрайона Переправа, высадка десанта не состоялась, и нам разрешили возвратиться на базу.Прибыв в Одессу, я был назначен командиром высадки десанта в Сулин. В связи с очень сложным входом в Дунай комфлота Октябрьский принял решение провести высадку днём 26 августа – после массированного авиационного удара по береговым батареям противника.

Утром на море поднялся шторм, а вечером 27 августа позвонил комфлота: «Котанов занял Сулин. Каким образом он умудрился это сделать, пока неясно, штаб выясняет. Будьте готовы поддержать его».

Утром 28 августа поступил приказ на 11 торпедных катеров принять 180 морских пехотинцев и в охранении трёх арткатеров идти на Сулин. Вместе с нами из Одесского порта выходили два «морских охотника», на одном из которых следовал в Сулин член Военного совета Черноморского флота контр-адмирал Азаров.

Войдя в канал, мы увидели на самом высоком здании Сулина большое белое полотнище, а на берегу – гору оружия сдавшихся румынских солдат и офицеров. Котановцы, измученные многодневными боями, отдыхали в тени деревьев.

Через одного из пленных офицеров командующему румынским флотом в Констанцу был передан подписанный адмиралом Октябрьским ультиматум о безоговорочном прекращении боевых действий и сдаче кораблей и береговых частей флота советским войскам. Ответ должен был быть доставлен в Сулин к полудню 29 августа. В противном случае порт и город Констанца будут подвергнуты авиаударам.

В полдень 29 августа в порт Сулин вошли два румынских торпедных катера с белыми флагами на мачтах. Представители румынского флотского командования вручили Азарову ответ на ультиматум. Все советские требования принимались безоговорочно. Узнав о принятии ультиматума, немецкое военно-морское командование отдало приказ всем своим кораблям покинуть Констанцу и перейти в болгарские порты Варна и Бургас. Контр-адмирал Азаров сразу же приказал перебросить пехотинцев в Констанцу, но из-за шторма выход пришлось отложить.

В Констанцу мы вышли утром 30 августа с подоспевшими большими торпедными катерами первой бригады, принявшими 300 десантников. У нас на борту было 165 морских пехотинцев. Шли прямо по минным полям, полагаясь на малую осадку катеров. У мыса Олинька благодаря бдительности Подымахина вовремя отвернули от двух плавающих мин. В порту Констанца все румынские корабли стояли с белыми флагами.

Высадившись на берег, морские пехотинцы заняли заранее намеченные объекты. Охрана акватории порта осталась за румынским флотом, что привело к ЧП: то ли по оплошности, то ли с умыслом боно-сетевое заграждение не было закрыто, не было и дозора на подходах к порту. Этим воспользовалась одна из оставшихся в Чёрном море немецких подводных лодок. Она вошла в порт в 3 часа ночи, всплыла под перископ и выпустила одну за другой две торпеды. Одна – разрушила и подожгла топливный причал, другая – угодила в корму стоявшего у оконечности причала парохода «Ойтуз», который тут же затонул. Горел не только причал, но и вода – по ней растеклись пылающие бензин и нефть, преграждая выход из порта. Пятнадцать катеров с торпедами и «катюшами» у морвокзала и шесть – у восточного мола, а также полтора десятка других наших кораблей оказались в огненной западне.Благодаря умелым действиям советских моряков и румынских пожарных огонь удалось быстро погасить. Через несколько дней экипажи трёх немецких подводных лодок, оставшись без топлива и других припасов, затопили свои корабли у берегов Турции и были интернированы. Остальные корабли противник затопил на рейдах Варны и Бургаса, и в начале сентября немецко-фашистский флот на Чёрном море перестал существовать».

О том, как проходила операция по освобождению острова Змеиный, остались воспоминания командира отряда бронекатеров Дунайской флотилии ст. лейтенанта Семёна Иосифовича Клоповского, командовавшего десантом на острове: «В конце августа 1944 года на совещании в штабе флотилии в городе Сулин начальник штаба капитан первого ранга Свердлов сообщил о решении командующего Черноморским флотом одновременно с действиями основных сил по освобождению Констанцы, частью сил освободить остров Змеиный».

«Для высадки на остров выделены два бронекатера из отряда Клоповского, - сказал Свердлов, - и рота морской пехоты. Командиром десанта назначается ст. лейтенант Клоповский. Общее руководство в районе боевых действий возлагается на капитан-лейтенанта Савицкого». Такова была боевая задача, поставленная нам начальником штаба флотилии.

«На рассвете 30 августа наш отряд бронекатеров с десантниками на борту вышел в море. По фарватеру, проложенному в минном поле, мы направились к острову Змеиный. Дул свежий восточный ветер. Бирюзовая гладь моря покрылась белыми барашками. Вдали показался остров Змеиный – туманный, угрюмый. Вот мы уже в пределах досягаемости артиллерии, которая, мы знали, на острове есть, но почему-то огонь она не открывает…

Едва катера приблизились к берегу, морские пехотинцы и наши катерники с автоматами и ручными пулемётами спрыгнули в воду и побежали по прибрежному песку, разворачиваясь в цепь. Вскоре обезоруженные румынские солдаты ходили по острову, курили и оживлённо переговаривались: плен их устраивал больше, чем бессмысленная оборона острова.

Начальник румынского гарнизона попросил разрешения связаться по телефону с Констанцей, чтобы оттуда дали «добро» на сдачу острова. Я согласился: в порту уже стояли советские корабли, и Румыния заявила о том, что она теперь воюет в союзе с нами. Вскоре прибежал румынский начальник – разрешение на сдачу острова получено! Задача моя выполнена. Остров освобождён за 15 минут без единого выстрела».

Анатолий Каминский, измаильский краевед

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded