landeshe

Categories:

Сегодня День освобождения города

Подготовила материал,но разобью его на части.

Флотилия возвращается на Дунай

20 августа 1944 года началась Ясско-Кишинёвская наступательная операция. Близился час освобождения Придунайского края от немецко-румынских захватчиков, и корабли воссозданной Дунайской флотилии (https://landeshe.livejournal.com/2019/08/25/) сосредоточились в Одесском порту. В ночь на 22 августа войска 46 армии 3-го Украинского фронта при поддержке Дунайской флотилии форсировали Днестровский лиман.

В 18 часов 22 августа они освободили город Аккерман (ныне - Белгород-Днестровский). Недобитые вражеские части поспешно отступили по Кундукской косе на Вилково, где была переправа через Дунай.Чтобы не дать противнику уйти в Румынию, Дунайской флотилии поставили задачу: рано утром 24 августа высадить десант возле села Жебрияны (ныне -Приморское Килийского района) и перерезать дорогу на Вилково, а другой группе кораблей войти в Дунай и разгромить вилковскую переправу. 

Прорыв к Вилково

Кораблям флотилии предстояло всю ночь идти морем к устью реки. Чтобы корабли не сбились с курса, кому-то нужно было обеспечивать проводку, и флотское командование решило возложить эту задачу 

на 2 бригаду торпедных катеров. Для этой цели бригада выделила 10 катеров, из которых были созданы две группы для самостоятельных действий под командованием капитана третьего ранга Тууля и старшего лейтенанта Шенгура. Ответственным за проводку был комбриг Проценко.

Из воспоминаний командира 2 бригады торпедных катеров капитана второго ранга Виктора Трофимовича Проценко: «23 августа, как только солнечный диск скрылся за горизонтом, из Одесского порта стали вытягиваться корабли Дунайской флотилии. 20 бронекатеров, три сторожевых, шесть миномётных катеров, шесть катеров-тральщиков и ещё более двух десятков судов. Мы должны были выходить после того, как они выстроятся в походные ордера и лягут на генеральный курс следования – Жебриянская бухта, устье Дуная. Минут через сорок мы получили сигнал, и две группы торпедных катеров в кильватерном строю вышли в море…

Мы с Шенгуром шли на головном катере лейтенанта Юрченко. Перед нами стояла задача – в полной темноте (ночь выдалась безлунной) отыскать входы в гирла и провести на Дунай корабли флотилии. Прошли Жебриянскую бухту. По расчётам Дунай был уже близко. Но как отыскать в темноте? Выручил Шенгур. Он попросил у Юрченко кружку, вышел из рубки и зачерпнул забортной воды. Набрал в рот выплюнул: «Це не Дунай! Идём дальше». Так через каждые двести-триста метров он снимал пробу. Наконец крикнул: «Оце вже Дунай! На девяносто градусов вправо по компасу. Ход малый». «Как же вы определили, что это река?» - спрашиваю я Шенгура. «Хитрости тут никакой, - ответил Иван Петрович. - Даже школяры знают, что в море вода – гирка да солена, а в Дунае, як в крынице».

Первыми мы провели в Дунай дивизион капитан-лейтенанта Великого. Почти одновременно с нами Тууль со своей группой вводил другой дивизион. Из зарослей на берегу по ним застрочили четыре пулемёта.  Боцман Подлесный и матрос Гнидкин, ориентируясь по вспышкам выстрелов, огнём из пушки и крупнокалиберного пулемёта заставили врага замолчать. За отличную проводку кораблей командующий Дунайской флотилии контр-адмирал 

С. Горшков объявил нам благодарность».

Десант в Жебрияны

Для высадки десанта в село Жебрияны был сформирован отряд из 285 бойцов 384-го Николаевского батальона морской пехоты во главе с командиром батальона майором Ф.Е. Котановым. Десантников приняли на борт 10 бронекатеров, 3 «малых охотника» и 5 катеров. Высадкой десанта командовал Герой Советского Союза командир Керченской бригады речных кораблей капитан третьего ранга П. Державин.

24 августа в 4 часа 50 минут корабли с десантом вошли в Жебриянскую бухту и начали высадку. Берег был тёмен и безмолвен. Высадив морских пехотинцев, корабли отошли от берега и легли в дрейф, готовые в любую минуту поддержать десантников артиллерийским огнём. Тишину раннего утра долго не нарушал ни один выстрел: высадка была проведена на пустынный берег. Но когда цепи десантников стали подходить к Жебриянам, оттуда застрочили вражеские пулемёты. 

Труднее всего пришлось десантникам, наступавшим в районе маяка по открытой песчаной косе. По ним, вслед за пулемётами, открыли огонь миномёты. Вздымая тучи песка, мины рвались среди бойцов. Десантники пытались броском вперёд вырваться из-под миномётного обстрела, но пулемёты, строчившие из дзотов, не дали сделать этого. Морские пехотинцы залегли.В это время со стороны Жебриян показались густые цепи немецких солдат: под прикрытием огня они пошли в атаку. Оставаться на косе было невозможно, и десантники, отстреливаясь, стали медленно отступать. По сигналу, принятому с флагманского корабля, бронекатера начали артподдержку по глубине обороны противника. Когда вражеские огневые точки были подавлены, морские пехотинцы поднялись в атаку и ворвались в село. Румынские солдаты разбежались, не принимая боя, а немецкие солдаты-эсэсовцы сражались яростно, отстреливаясь до последнего патрона. Вскоре село было освобождено от противника, но с северо-востока подошли отступавшие от Аккермана немецкие части, и бой разгорелся с новой силой. От дороги, ведущей к Жебриянам, фашисты выкатили в сторону моря несколько противотанковых орудий и начали обстрел бронекатеров. В связи с создавшимся положением 6 торпедных катеров доставили в Жебрияны подкрепление – 120 человек морских пехотинцев. По скоплению вражеских войск бронекатера открыли артогонь. Вскоре противник прекратил сопротивление.В сражении под Жебриянами было уничтожено 1500 солдат и офицеров противника, взято в плен – 4800, из них 3500 немецких. Потери советских войск составили: убитыми – 12, ранеными – 16 человек.
(Продолжение следует)  

Анатолий Каминский, измаильский краевед

 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded