landeshe (landeshe) wrote,
landeshe
landeshe

Детки Елизаветы Бём

Оригинал взят у nashenasledie в Детки Елизаветы Бём
Рождественский бука
Вы что-нибудь слышали о таком персонаже? Вот и я – ничего, и поэтому начал размышлять… Собственно, букой называют нелюдимого, угрюмого человека: вспомним, например, выражение «смотрит букой». И на открытке изображён недовольный мальчик, которого даже мешок собранных подарков не развеселил… Вот, наверное, потому и Бука. Однако, не всё так просто…

Святки, как известно, длятся от Рождества до Крещения Господа нашего, то есть с 7 по 19 января. И вот оказывается, что первую неделю, до Василева дня или до 14 числа - «старого Нового года», дни действительно святые, а вот дальше… Конечно, ничему подобному Церковь не учит, но народ, как понимаете, сам кумекает, что к чему… Существует поверье, что Бог-Отец, радуясь рождению Сына, открывает ворота ада и выпускает души грешников, объявляя, так сказать, амнистию…

И тут жди теней предков: если, по поверью, подсмотреть из сеней в щёлку приоткрытой двери, то за столом, среди живой родни будет работать ложкой и умерший, обычно последний из списка… Ну, это ещё ничего: для скончавшихся предков крестьяне оставляли в избе кутью и блины – знак уважения и памяти к почившим: все там будем! Хуже другое… И вот тут мы погружаемся в демонологию, созданную буйным воображением народа, который считал, что в «страшные вечера», то есть во вторую неделю Святок, лучше не выходить на улицу, ведь злые духи злятся рождению Спасителя и мстят христианам, выражающим по этому случаю радость. Нет, понятно, черти всюду: ты в кабак – они тебя под руки ведут, в церковь отправился - и нечистый туда же, отвлекать от молитвы: смотри, дескать, какая красавица рядом стоит…

Однако людское воображение любит наглядность, и потому пишет целые «биографии»: тут вам и лихоманка, и огненный змей, и святочницы, и лешие, и наш Бука! Ну, до последнего мы ещё доберёмся, а пока познакомимся с некоторыми персонажами, несомненно имеющими прототипов в мире теней…

Среди духов, мстящим христианам в Рождество, народ, к примеру, числил лихоманок: то были чахлые, безрукие девы со спутанными волосами. По поверью, их двенадцать сестёр, «дочерей царя Ирода», которые насылали лихорадку, каждая в своё место. Так, если Озноба скрутит человека, то он и на печи не согреется, а если наскочит Желтея, то пожелтеет несчастный, «яко цвет в поле». Грудница ложится на груди и причиняет кашель. Самая же злая - Невея, та самая Саломея, плясавшая пред Иродом и попросившая в награду голову пророка: войдёт в человека, и конец ему. Проникали лихоманки в избу через дымоход, выискивая жертву, которую целовали в губы. И потому, глядя на обмётанные губы заболевшего, говорили: «лихоманка поцеловала».

Спасались оберегами: шили куколок числом двенадцать и вешали у печи: авось, войдя в трубу, вселится в одну из них, минуя людей… Наконец, рождественский бука: скажем, вышел мужик в сарай, подкинуть сена лошади, а перекреститься забыл: тут его и хвать за полу - разгадай загадку! Дёрг-дёрг он свитку – не пускает бука, и приходится разгадывать. И горе несмышлёному: демон отпустит, но станет тот мужик всю жизнь мучится, ища ответа и не находить. И так – до гробовой доски… Впрочем, Бука с открытки – не дух, а угрюмый мальчик, но кто не радуется в Рождество – христианин ли?

Съ Рождествомъ Христовымъ!

Tags: Бем, Рождество, графика, старые открытки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments