landeshe (landeshe) wrote,
landeshe
landeshe

Categories:

На Липованской магале*

На днях я решил исследовать самые южные окрестности нашего города, с которых он, собственно, и начинается со стороны Дуная. Известно, что это один из самых старых уголков в Измаиле. Именно поэтому я приглашаю вас совершить прогулку в район, примыкающий к старообрядческой церкви святого Николы.
Путешествие я решил начать, постепенно спускаясь вниз к реке по ул. Савицкого. Здесь на углу
ул. Школьной (бывшая Октябрьская) притаился старый домишко с любопытными дверями. В общепринятом смысле слова их и входными-то не назовёшь – эдакий вход в амбар, ведущий в дом прямо с улицы. Такие ещё встречаются в старых городских зданиях, однако ныне они выполняют скорее декоративную, чем утилитарную функцию. А дошли подобные раритеты до наших дней, скорее всего, в наследство от местных торговцев XIX- начала XX веков.
Постепенно спускаюсь всё ниже и ниже к Дунаю. Асфальтовое покрытие давно уже уступило место обычной грунтовке, посередине которой виднеется сухое русло водостока. Чем дальше, тем больше окружающие виды начинают напоминать не город вовсе, а оторванную от цивилизации глухую южную деревушку. В этом лишний раз убеждает неожиданная встреча.
Посередине улицы в простой одежонке стоит колоритный старичок с необычной для сегодняшнего дня густой и довольно длинной бородой.

Здороваюсь, интересуюсь возрастом здешних домов, занятиями их жителей. И тут понимаю, что набрёл на сущий клад. «Извините, вы не старообрядец случайно?», - киваю на бороду, которая почему-то не даёт мне покоя. «Ну, в принципе, я липован», - отвечает мне старичок, которого величают Георгием Максимовичем Мельниковым. По словам моего собеседника, Мельниковы раньше в этом районе целый квартал занимали. В основном рыбачили на Дунае и в близлежащих озёрах. Правда, по словам собеседника, даже сто лет назад вылов рыбы был строго регламентирован – власти следили за воспроизводством рыбьего народу.
«Раньше на этой магале до самой церкви (старообрядческая церковь святого Николы на ул. Свято-Никольской (прежде Дзержинского) – И.О.) в основном одни липоване жили, - охотно рассказывает Георгий Максимович. – Дом, в котором я живу, достался мне от деда, а может, от прадеда. Он саманный, без фундамента, только оштукатурен снаружи цементным раствором. Построен где-то в 1885 или 1878 году. Отец мой, правда, не рыбачил, а был бондарем. В семье нас было много. Я – одиннадцатый ребёнок».
Короткая беседа о том да о сём буквально пахнула на меня атмосферой не столь уж далёкого нашего прошлого, зримо представила уклад жизни здешних старообрядцев. Будем ли мы так же бережно хранить память о своих генеалогических корнях, традициях и обычаях?
Продолжаю спускаться вниз по улице. Здесь много заброшенных саманных домишек, покосившихся заборов, а деревья и кустарники начинают встречаться прямо посередине улицы. Впереди умиротворённо поблёскивает Лебяжье озеро, от лёгкого ветерка волнуется камыш, а в перспективе маячат портальные краны. Идиллия, которая притаилась совсем рядом.
* Магала (разговор.) – район в городе. Распространено на юге Украины и в Молдове. От арабского maHalla — «перевалочная станция», «привал», «городской квартал».

Своими воспоминаниями со мной делится уроженка нашего города, ветеран образования Надежда Селятина.
- Моё детство и юность прошли в доме, который располагался на углу улиц Дзержинского и Фучика. Первые воспоминания, врезавшиеся в память, относятся к периоду румынской оккупации, незадолго до начала войны. Практически все семьи, проживающие в этом районе, были липованские. Мы были исключением, поэтому помню, что ребятишки называли нас хохлами, хотя мои родители были русскими.
Несмотря на отличия в вероисповедании, с соседями жили дружно. Были и другие отличия. Наша семья носила фамилию Журбенко и занималась сельским хозяйством. Выращивали пшеницу и овощи на загородном наделе, который располагался в районе Старой Некрасовки, а затем продавали их на рынке. Во дворе дома на Липованке у нас был ток, где зерно молотили. За деньги, вырученные от продажи сельхозпродукции, родители покупали всё необходимое – муку, мыло, керосин.
В отличие от нашей семьи, практически все соседи занимались выловом рыбы. Мы, ребятишки, часто бегали друг к другу в гости. Помню, что во дворах старообрядцев стоял постоянный запах рыбы, за счёт которой они и жили. Здесь висели рыболовецкие сети – неотъемлемый атрибут каждого подворья.
Ещё одним отличием было вероисповедание жителей нашей магалы. Большинство из них отличалось большой набожностью и посещало старообрядческий храм. Отправляясь на службу, женщины надевали нарядные платья, а голову повязывали платками с блеском. Под подбородком их закалывали красивыми брошками. Наша семья ходила на службы в единоверческую Рождественскую церковь, которая располагалась неподалёку.
В воскресенье никто не работал. Местное население выносило на улицу небольшие столы и табуретки и проводило время в беседах, грызя семечки.
По словам Надежды Сергеевны, верующих преследовали что румынские власти, что советские. Однако особенно жестокими были румыны. Местному населению под угрозой наказаний запрещалось говорить на русском языке. Бабушка моей собеседницы за ослушание даже угодила в полицию.
Драконовские законы царили и в румынских учебных заведениях. Большинство детей старообрядцев посещало начальную школу на углу улиц Крепостной и Татарбунарской. Надежда училась в старом здании школы №6, которое стояло на пересечении улиц Тучкова и Ленина. Даже спустя долгие годы Надежда Сергеевна запомнила одну из своих учительниц. Красивая румынка домна (госпожа) Антониу за малейшую провинность больно била учеников линейкой по рукам. Другое наказание – необходимость стоять на коленях на зёрнах кукурузы тут же в углу класса.
Ещё одна примета Липованской магалы в довоенные годы – вино-градники, росшие на склонах возвышения, по которому вверх взбирались домишки здешних жителей. Большая их часть принадлежала состоятельным горожанам Фадееву и Смирнову. Последний жил в большом каменном доме на углу улиц Нахимова и Татарбунарской. В обширных подвалах в огромных дубовых бочках хранили вино.
Прошли десятилетия, но дух измаильского старообрядчества в этом районе города витает до сих пор.

21.03.2016    Игорь ОГНЕВ измаильский краевед

Tags: Измаил, старообрядцы
Subscribe

  • Унылая пора

    Вчера была в Одессе.У нас дожди.Очень редко езжу автобусом,а тут надо.2 сумки на плечах(с гостинцами для детей и внучки),в руке зонт-в 6 утра…

  • Из истории моего края

    Как представителей разных национальностей объединяло одно дело. Интересно знать: колокола главного храма Молдовы – “Made in Izmail”…

  • Старина всегда интересна

    Писать не о чем.Занята дачей и переработкой овощей к зиме.Как я это делаю,100раз писала и показывала. Поэтому ткнула пальцем в архив на сегодняшнее…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments