landeshe (landeshe) wrote,
landeshe
landeshe

Categories:

Такие разные соседи по Дунаю: шустрый карлик обгоняет больного гиганта

Единственный в Молдове морской порт Джурджулешты, расположенный на реке Дунай, в непосредственной близости от украинского города Рени, по итогам 2018 года переработал более 1 миллиона тонн грузов, что на 12,6% больше, чем в 2017 году. За минувший год порт принял 589 судов: эта цифра более чем на 50% превышает аналогичный показатель предшествующего года. Такую статистику приводит молдавское издание «Sputnik».

Оно отмечает также, что за 12 лет, начиная с 2007 года, в порт Джурджулешты было инвестировано 71,4 млн долларов. Порт имеет статус свободной экономической зоны, и по состоянию на 2018 год в СЭЗ зарегистрированы 46 резидентов. В порту работают около 470 человек. Среди основных грузопотоков – зерно, нефтепродукты и растительное масло.

Генеральным инвестором и оператором предприятия является компания Danube Logistics SRL. Её акционерами выступают Danube Logistics Holding B.V. (Нидерланды) и Европейский банк реконструкции и развития.

Издание «Порты Украины», ссылаясь на пресс-службу международного свободного порта Джурджулешты (МСПД – так он официально называется), добавляет, что в 2018 году через молдавский порт были экспортированы грузы в 53 страны мира, импортированы из 33 стран. Доля Евросоюза составила 76% объёма импортированных и 57% объёма экспортированных грузов.
Для читателя, который, как говорится, не в теме, все эти цифры и факты ни о чём не говорят. Однако люди, хоть немного следящие за транспортными тенденциями в Дунайском регионе, прекрасно понимают значение динамики грузооборота Джурджулештского порта, — и, прежде всего, в контексте его конкуренции с дунайскими портами нашей страны.

В первую очередь необходимо подчеркнуть, что, перешагнув уровень грузоперевалки в объёме 1 миллион тонн, скромный молдавский порт установил рекорд грузооборота за все годы своего существования. Тем самым МСПД преодолел очень важный психологический рубеж: если 10 лет назад его считали всего лишь незначительным портопунктом (над которым, кстати, смеялись украинские специалисты морской отрасли), то теперь он превратился в полноценного участника транспортного рынка Черноморского бассейна. Во всяком случае, для Дуная миллион тонн грузов – это уже не шуточки. Это – вполне серьёзное достижение, особенно для маленькой Молдовы.

Стремительный успех молодого порта Джурджулешты выглядит ещё более ярким на фоне умирающего Ренийского порта. Казалось бы, их просто нельзя сравнивать: первый – карлик, второй – гигант, крупнейший дунайский порт своего времени. Но, к сожалению, ключевые слова здесь – «своего времени». Сегодня мало кто помнит о том, что проектная мощность порта Рени в период его расцвета достигала 14,5 млн тонн грузов в год. На пике своей советской славы он перерабатывал до 10 млн тонн ежегодно.

Когда Украина получила независимость, грузооборот Ренийского порта обрушился в пять раз.
Одновременно сокращалась и проектная мощность предприятия. Сейчас она оценивается в 7,7 млн тонн в год, однако есть все основания полагать, что это номинальная цифра, не соответствующая реальным возможностям порта.

За последние пять лет погибающий транспортный монстр «провалился» ещё больше. Даже с учётом деятельности субъектов специальной экономической зоны «Рени» официальная статистика грузооборота «пробила дно»: в 2014 году порт и частные портовые операторы переработали в общей сложности 1 млн 465 тыс. тонн, в 2015 году – 907 тыс. тонн, в 2016 году – 972 тыс. тонн, в 2017 году – 1 млн 124 тыс. тонн, в 2018 году – 1 млн 332 тыс. тонн. Таким образом, дунайский карлик – Джурджулештский порт – за какое-то десятилетие практически догнал по объёму грузопотоков бывшего гиганта «в лице» порта Рени! Просто невероятно. Но очевидно…

Когда я написал, что украинские специалисты ещё сравнительно недавно смеялись над морскими амбициями Молдовы, то нисколько не преувеличил. Достаточно напомнить, что в 2007 году тогдашний начальник Ренийского порта Сергей Строя заявил о том, что Джурджулешты не могут быть опасным конкурентом на дунайском транспортном рынке. «О какой конкуренции может идти речь, если у нас четыре километра причальной линии, а у них – четыреста метров», — сказал Сергей Строя.

Действительно, протяжённость причальной линии в Рени – в 10 раз больше, чем в Джурджулештах. Но, как видим, данное преимущество не помешало мощному украинскому порту деградировать, тогда как «хлипкий» молдавский сосед превратил крошечную «точку опоры» в источник внушительного экономического роста.

В данном случае злая ирония судьбы заключается в том, что всё могло бы произойти наоборот. Ещё во второй половине 90-х годов прошлого столетия начальник Ренийского порта Валерий Вертинский в интервью автору этих строк заявил о том, что «Рени должен быть самым молдавским портом» (интервью вышло в украинском журнале «Судоходство»). По словам Валерия Иосифовича, географическое положение Ренийского порта и его логистические особенности являются идеальными условиями для того, чтобы предприятие было торговыми воротами Молдовы.

И такая возможность реально существовала. Насколько мне известно, на заре независимости Украины, когда стало уже понятно, что порт Рени теряет традиционные грузопотоки и вряд ли сможет их компенсировать, молдавская сторона выразила желание взять в аренду ряд ренийских причалов для переработки своих грузов. Эта инициатива была чрезвычайно взаимовыгодной: используя мощности дунайского перевалочного гиганта (к тому же, напрямую связанного с Молдавской железной дорогой), соседняя республика получила бы выход к морю и дополнительные транспортные возможности, а наша страна обеспечила бы порт грузопотоками. Соответственно, трудовому коллективу предприятия гарантировалась стабильная работа и зарплата, что по тем временам уже рассматривалось как великое благо.

Однако Украина отвергла спасительное для порта Рени предложение Молдовы.
В первые годы независимости Украины наши чиновники плевать хотели на национальные интересы – они полностью были заняты разграблением советского наследия (впрочем, как и сегодня), а уж проблемы какого-то там несчастного порта в какой-то там далёкой Бессарабии казались из Киева ничтожной мелочёвкой. Вполне вероятно, что в украинском Министерстве транспорта (или где-то ещё) потребовали от молдаван нехилую взятку за «решалово» по ренийскому вопросу. А поскольку времена были бедные, то наши соседи, возможно, просто не «потянули» нужную сумму. В итоге Ренийский порт остался почти невостребованным и брошенным на произвол судьбы…

А уже в 1996 году Молдова начала реализацию проекта строительства нефтетерминала в селе Джурджулешты, в точке слияния рек Дунай и Прут. Позднее на этой базе соседняя республика стала развивать полноценный морской порт…

Как бы там ни было, я глубоко убеждён: если бы четверть века назад Молдова сделала из Рени свои торговые ворота, то они успешно действовали бы по сей день. Ренийский порт был бы процветающим предприятием, и тогда необходимость создания аналогичной инфраструктуры в Джурджулештах отпала бы сама собой. Молдавский порт на Дунае просто не появился бы, и я бы сейчас не писал эти строки.

Но всё получилось так, как оно получилось, и фантазии автора – даже очень обоснованные – уже не имеют смысла.

Отдельно отмечу: в данной публикации я специально не углубляюсь в историю о том, как и почему наша страна передала Молдове 400 метров украинского берега Дуная, что и позволило сопредельному сухопутному государству стать морской державой. Этот факт является широко известным, и, думаю, нет необходимости подробно его мусолить. Тем более что в своё время я опубликовал в самых разных СМИ несколько десятков статей по джурджулештскому вопросу, пытаясь достучаться до украинских органов власти всех уровней и обратить их внимание на то, что они собственными руками создают нашей стране транспортного конкурента в стратегически важном Придунайском регионе.

На основе моих публикаций киевские журналисты направили запрос в Министерство иностранных дел Украины (ответ пришёл в виде банальной отписки). Признаюсь, был даже случай, когда я передал эксклюзивную информацию по Джурджулештам в Службу внешней разведки Украины. Какой была реакция спецслужбы, не знаю до сих пор…

Короче, я не достучался. Скажу честно: все эмоции на сей счёт у меня давно остыли (мягко говоря), а посему я просто не хочу в 158-й раз поднимать безнадёжную тему. Поезд ушёл. Порт Рени – почти покойник, а его молдавский соперник, как говорится, цветёт и пахнет. И тут уж ничего не поделаешь.

У меня осталась лишь одна эмоция по этому поводу – возмущение украинским псевдопатриотизмом. Объясню.

Все здравомыслящие и идеологически независимые люди, хоть раз изучавшие джурджулештскую территориальную историю, уверены: передача куска украинской земли Молдове для строительства нефтетерминала была абсолютно неконституционной. Более того, этот шаг тогдашнего руководства Украины можно считать грубейшим нарушением территориальной целостности нашей страны, а это – преступление национального масштаба. Но самое удивительное и непостижимое заключается в том, что оно так и осталось фактически незамеченным. В Украине на это циничное предательство национальных интересов НИКТО не обратил внимания! Повторяю: НИКТО, кроме отдельных журналистов! Ни государственные органы, ни правоохранительные структуры, ни общественные организации, ни ура-патриоты, ни политические партии, ни радикальные националисты, которые по поводу и без повода так любят вопить на всю страну: «Зрада!». Первую, по-настоящему огромную «зраду» они почему-то не увидели в упор. И не видят вот уже 22 года. Я не помню НИ ОДНОЙ акции протеста украинских активистов или политиков на границе с Молдовой в районе порта Джурджулешты. Не помню ни одного общенационального призыва с требованием пересмотреть договор с молдаванами и вернуть Украине её территорию.

Сейчас, когда уже несколько лет продолжается война на Донбассе, политики и «патриоты» бесконечно оправдывают её необходимостью защитить территориальную целостность нашей страны. А что же с Джурджулештами? Там разве не была нарушена территориальная целостность? Или же бездарно и преступно подаренный соседям участок бессарабской земли – это не Украина? Или, быть может, эта земля чем-то хуже донецкой или крымской? Или на Дунае живут украинские граждане второго сорта, права которых защищать не надо, как и права их государства в целом? Любопытные вопросы. Не правда ли?

А ведь именно Джурджулешты были «первой ласточкой» всего того ужаса, который происходит теперь в многострадальной Украине…

Андрей ПОТЫЛИКО

Tags: Придунавье, зрада
Subscribe

  • Как староверы выжили в Дебальцевском котле

    Оригинал взят у mu_pankratov в "Лай, не лай... а хвостом виляй" (с) Недавно выкладывал фото от Татьяны Сеньковой (председатель…

  • Старообрядчество в Придунавьи

    Появление старообрядческих поселений сыграло важную позитивную роль в историческом развитии Бессарабии. В среде староверов хранились и…

  • Разное

    Каждый год я сажаю бархатцы.Их сейчас кучу сортов.Они сами рассеваются.Но пару лет назад мы завезли домой(на 2 небольшие грядочки) земли,много,и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments