landeshe (landeshe) wrote,
landeshe
landeshe

Дело-труба!

Дело – труба. Текст Юрия Гаврилова о системе поставок российского газа на Украину и в Европу
…наверное, заглавие этого материала может показаться излишне хлестким, изначально поверхностным, несущим в себе какие-то эсхатологические мотивы, и потому - пессимистическим. И, все же, рискнем обозначить тему именно так, потому что уже 20 лет украинская внешняя и внутреняя политика танцует, что называется, “от трубы”.

Расхожее поучение из советских бесед на профориентационные темы “держись за трубу “ (имелось в виду, - заводскую) отражало понимание потомственного пролетариата о жизненных ценностях и приоритетах, и давно превратилось в циничную прибаутку окологазовых деятелей.

Поэтому, как пел Окуджава, - “труба, трубе, трубой, трубою, о трубе”.

**
Всего через 10 лет после окончания Великой Отечественной в Москву приехал канцлер ФРГ Конрад Аденауэр.
Аденауэр и Хрущев в Москве


Западная Германия, находившаяся под колоссальным политическим прессом США, соседствующая с ГДР, где стояла многосоттысячная группировка советских войск, с нерешенной проблемой разделенного Берлина, мягко говоря, была настроена по отношению к СССР не лучшим образом.

Но традиционные российско-германские экономические и технические связи, родство русского императорского дома с многочисленными немецкими владетельными династиями и императорской – Гогенцоллернов - предопределяли теснейшее сотрудничество русского и немецкого капитала в конце 19 - начале 20 века. Во мнении многих тяжеловесов немецкой политики Первая и Вторая мировые войны были жуткими, трагическими, но случайностями, если не результатом международных интриг финансовых кругов, категорически противостоявших партнерским отношениям Германии с Россией, а позднее - СССР. И уж во всяком случае, немецкие промышленники явно не мечтали о новой войне…

Потому, несмотря на подогревание и разжигание реваншистких настроений в послевоенной ФРГ, уже в 1952 году в Западной Германии был создан так называемый Восточный комитет немецкой экономики во главе с Отто Вольфом фон Амеронгеном, главой металлургической фирмы Otto Wolff AG. Комитет объединил в своих рядах представителей Федерального союза германской промышленности, Дойчебанка, концерна Krupp, многих других. Именно этот орган стал крупнейшим лоббистом развития советско-западногерманского экономического сотрудничества.

Немецкие фирмы были не просто заинтересованы в получении советских заказов. Безусловно, они видели в них и определенные гарантии своей экономической независимости и самодостаточности в мировой экономической системе, которую уже практически безраздельно контролировали США.

Немецкие деловые круги не просто мечтали о выгодах советского рынка. Пережив за полстолетия две страшных войны, германские промышленники, наверное, как никто, знали цену миру и мирной Европе.

Дело доходило до демонстраций. Нет, не тех, на которые выходила студенческая молодежь, ветераны-антифашисты, левая интелигенция, протестовавшая против американских военных баз и духа реваншизма. Но когда Конрад Аденауэр на встрече с представителями промышленных кругов, где в числе прочих находился гендиректор Krupp Бертольд Байц, позволил себе выразить неодобрение несанкционированной поездкой делегации концерна в Москву, Байц в знак протеста покинул прием. Напомним - это на фоне отсутствующих дипломатческих отношений с СССР и неурегулированных межгосударственных отношений в принципе.

Потому, вспоминая сегодня о посещении Аденауэром Москвы в 1955-м, мы не можем не вспомнить о создании Восточного комитета в 1952-м. Визит канцлера был во многом предопределенной неизбежностью, он открыл эпоху прямых и разумных отношений между СССР и ФРГ, ввел их в обычные нормы и стандарты международного права и экономики.

И практически сразу возникла тема - трубы.

По межправительственному соглашению 1960-го года советские внешнеторговые объединения разместили в ФРГ серьезные заказы на поставки труб большого диаметра. Аденауэр вначале согласился с этим, но в апреле 1963-го, ссылаясь на рекомендации КОКОМ (международная организация, созданная странами Запада в 1949 году для многостороннего контроля над экспортом в СССР и другие социалистические страны), разорвал эти сделки, ссылаясь на угрозу безопасности ФРГ и интересы безопасности союзников. Одновременно правительство отказалось кредитовать торговые сделки между Москвой и Бонном.

Убытки были огромными. Только Mannesmann в результате запрета на поставки труб потерял, по разным оценкам, от 80 до 100 млн марок. Не меньшими были убытки концерна Krupp, который поставлял комплекты промышленного оборудования в сборе. Давление политики на экономику вызвало реальное возмущение бизнескругов. Вопрос обсуждался в Бундестаге и гранды западногерманского бизнеса серьезно скорректировали свое отношение к правящей коалиции ХДС/ХСС.

Не будем абсолютизировать влияние этого пронатовского шага Аденауэра на охлаждение отношений с собственными бизнес-кругами. Но и недооценивать этот фактор не стоит. Во всяком случае, в 1966 году правым пришлось разделить власть с социал-демократами и свободными демократами, а в 1969 году впервые правительство ФРГ было сформировано без участия ХДС/ХСС, и - к старой идее вернулись на новом уровне.

В 1969-м году на Международной промышленной выставке в Ганновере “Господин Нет” Андрей Громыко предложил идею контракта “газ-трубы”. Правительственные круги Германии реагировали кисло, а предприниматели откликнулись живо. Сложнейшие переговоры завершились 1 февраля 1970 года, когда в эссенском отеле “Кайзерхофф” тогдашний министры Николай Патоличев и Карл Шиллер подписали соглашение о поставке природного газа из СССР в Западную Германию.

Объем первого соглашения составлял целых 3 млрд кубометров газа, а путь к его подписанию занял годы и годы политической борьбы, тщательного переговорного и согласовательного процесса, ежедневного труда в поисках компромиссов и взаимосбалансированных решений.

СМОТРЕТЬ: художественный фильм "Контракт века" (1985)

Что значил этот контракт с чисто экономической точки зрения? Оправдывал ли он потраченный на него видимый и невидимый труд?

Нет, конечно.

Что могли значить 3 млрд кубометров, покупаемых Германией, если к тому моменту СССР ежедневно добывал 1 млрд кубометров газа?

Что значили 1200 т магистральной трубы диаметром 1420 мм для будущей советской ГТС?

«Аж» 1500 км одной нитки.

Но значение этого события, плодотворная реализация контракта предопределили строительство и запуск в дальнейшем газопроводов Оренбург–Западная граница, Уренгой-Помары-Ужгород, Ямбург–Западная граница.

Огромная заслуга подписания реализации этого контракта принадлежит тогдашнему министру нефтяной и газовой промышлености Борису Щербине, уже упоминавшемуся Патоличеву и, конечно же, премьеру Алексею Косыгину и его заместителю, главе Госплана СССР Николаю Байбакову.

Но ничто на международном уровне не происходило без ведома и вопреки воли Политбюро ЦК КПСС. Именно на политическом уровне под непосредственным влиянием Леонида Брежнева эта линия была поддержана, и на долгие годы предопределила основное направление развития взаимоотношений СССР с Западной Европой.

Реальной заслугой политического руководства СССР и, прежде всего Брежнева, является этот политический выбор, который наполнил реальным практическим содержанием прекрасные слова Шарля де Голля о единой Европе от Атлантики до Урала.

Люди постарше и в бывшем СССР, и в Европе, особенно в Германии хорошо помнят сколько ненависти и противостояния со стороны прежде всего США вызвала эта и все последующие сделки. Сама мысль о неразделенной Европе, целостной и системно осмысливающей собственные геополитические интересы и приоритеты, была неприемлема для США и остается неприемлемой сегодня. Сколько глупостей было в свое время наделано на пути противостояния и ненависти к европейской интеграции и сотрудничеству. Сколько усилий тратится на это и по сей день…

Достаточно вспомнить как европейцам абсолютно всерьез рассказывали, что из собственных газопроводов на территории Европы СССР будет заправлять танковые колонны, когда они (вот-вот!) придут на Запад. (Попутно: чего тогда удивляться спросу на писания Суворова-Резуна о планах танкового штурма Европы Союзом). В этой истории - и ПРО, и крылатые ракеты в Европе, и бойкот Олимпиады-80, и многое, многое другое.

Сегодня можно сказать, что концепция, заложенная в те годы, сегодня, через 50 с лишним лет выглядит одним из самых успeшных примеров международного экономического сотрудничества, существенно и позитивно влияющего на всю жизнь Евразии.

Периодические споры, вспыхивающие то там, то здесь дискуссиями о возможности и глубине проникновения производителя газа “Газпрома” (советского, а затем российского) на потребительские рынки Европы, поиск альтернативных путей и технологий - все это, безусловно, имеет место, но никоим образом не определяет реальную картину европейского газового сотрудничества.

Осуществленные масштабные проекты, в том числе запуск “Северного потока” и переход к практической части осуществления “Южного ” ознаменовали то, что после кризиса, связанного с распадом СССР, в глобальном масштабе газовое сотрудничество Европы с Россией является важнейшей составляющей частью европейского экономического партнерства, несмотря на множественые проблемы, связанные с доступом к конечному европейскому потребителю. Никто в Европе, кроме безотвественных политических балаболок и крикунов-экстремистов, чье реальное влияние на власть ничтожно, не ставит под сомнение стратегический характер сотрудничества на этом направлении.

Более того, сложные реалии европейской жизни рубежа веков косвенным, но весьма убедительным образом подтвердили: стратегически газовая труба стала основой взаимопонимания и реализма в европейской политике.

Смею думать, что если бы по территории союзной федеративной Югославии, некогда самой демократичной и самой независимой из стран соцлагеря, проходил магистральный газовый путь в Европу, бомбардировки этой страны авиацией НАТО могли бы наткнуться на куда большее сопротивление и непонимание европейских союзников США. Да не позволили бы мировые и европейские промышленные и финансовые элиты во имя политической спеси и провокаций уничтожать инфраструктуру современной Европы. Ведь доход европейских трейдеров от владения конечными сетями составляет гигантские деньги. А вначале осуществления контрактов прибыльность от торговли советским газом вообще достигала 300%.

То, что в свое время немецкий Ruhrgas, стоявший у истоков сотрудничества, весьма жестко и не по партнерски отодвинул “Газпром” от доступа к конечным сетям бывшей ГДР, предопределило новый вектор развития на германском направлении. На союз с “Газпромом” вышел химический гигант BASF, ищущий прямые поставки газа для своих технологических нужд и готовый вкладывать в развитие инфраструктуры. И хотя строительство новых распределительных сетей многие называли закапыванием металла в землю, сегодня BASF и его СП с “Газпромом” - влиятельный игрок на розничом рынке, а сам концерн - партнер “Газпрома” в “Северном потоке”.
Запуск первой нити "Северного потока"
Мы позволили себе вспомнить некоторые принципиальные факты из европейской газовой истории последних 50 лет не для того, чтобы подивиться дальновидности немецких капиталистов или членов политбюро ЦК КПСС, а для того чтобы отчетливо и объективно видеть фон, на котором разворачивались и разворачиваются основные внутриполитические коллизии постсоветской Украины.

Зачем об этом напоминать? Да так, хотя бы для того, чтобы любая новая или хорошо забытая старая идея воспринималась не сама по себе, а в контексте истории и теории вопроса.

Вот, например, как всегда жесткое и мужественное видение Арсения Яценюка по поводу злободневной проблемы газотранспорного консорциума: “Необходимо, чтобы к переговорам между Украиной и Россией присоединились ЕС и США, это могут быть переговоры на четырех”.

С виду - взвешенная и сбалансированная мысль. Типа, объективистская. Только закономерен вопрос: при чем тут США? Может быть потому, что их влияние на этот вопрос заведомо усложнит взаимоотношения между Европой и Россией? Или это извечная национальная мечта - чем сложнее международная обстановка, чем мутнее вода, тем мечтания о рыбе все явственнее и ощутимее?

Вот уж воистину - третий путь. Как в известной притче о рыбе удочке и бедняке: “Ни рыбу, и ни удочку”, – говорит наш политвундеркинд, победительно выставив голливудскую улыбку, - “Воду мутить надо!”.

Впрочем не будем так уж жестки по отношению к любителю открывать памятники его императорскому и королевскому величеству Францу Иосифу на своей малой родине. У него - предвыборные проблемы. Обязанность доказывать лояльность Соединенным штатам на данном этапе - просто соблюдение правил игры. Ну, а если это не формальность, и не интрижка, а душевная преданность - что ж, каждый делает свой выбор по сердцу и совести.

Рискну заметить, что участие США в консорциуме по управлению украинской ГТС - это просто порча политического воздуха лузером, которому всерьез этими проблемами никогда не предстоит заниматься. Не стоило бы об этом вспоминать и говорить, если бы вся история маневров нашего политикума вокруг украинской трубы не отражалась в этом почти беззвучном отделении газосодержащей смеси с дурным запахом от мест генерации подобных мыслей.

Вот уже больше 20 лет декоративное издавание звуков и запахов неудовлетворения сопровождает наивно-непосредственную, на уровне бессознательного рефлекса украинскую политическую реакцию на сам факт существования долговременного стратегического газового партнерства между Европой и Россией.

Что представляла собой Украина для мирового сообщества в 1991 году – не по реальному значению, но по известности :

- Чернобыль;

- ядерное оружие;

- киевское «Динамо»;

- «Южмаш» и завод имени Малышева;

- черноземы;

- Черноморский Флот;

- газотранспортная система…

Далее шли кучей – металлургический и химический потенциал, нефтепровод «Дружба», аммиакопровод и Припортовый завод, Черноморское пароходство, место члена-учредителя ООН и прочие достойные интереса понятия… Почему именно ГТС, а не нефтепровод «Дружба» или уникальный аммиакопровод? Да ведь нефтепровод шел в бышие соцстраны, а не а Западную Европу… А аммиакопровод и Припортовый завод при всей их уникальности не имели того глобального значения для экономики Европы как газ.

Украинская ГТС занимала почетное место в первой, важнейшей части списка именно потому, что она была частью европейской экономической и политической системы, частью архитектуры всей послевоенной Европы.

По своему внешнеполитическому значению украинская ГТС занимала следующее место вслед за проблемой ядерного оружия, а по внутреннему экономическому и политическому содержанию в условиях самостоятельного существования Украины имела значение первостепенное.

Вот уже 20 лет, исправно извлекая колоссальные прибыли из самого факта прохождения ГТС по территории Украины, украинская верхушка строит свою политику в отношении трубы как малограмотный жлоб и амбициозный мажор в одном лице , которому даром досталось частица европейской экономической и политической цивилизации, и который вместо того, чтобы осознать и найти свое место в этой системе, использовать преимущества ответственного и долговременного партнерства, ведет себя как…

Сумасшедшая с бритвой? Обезьяна с гранатой? Семейка Кайдашей? Свирид Петрович Галахвастов? Старуха с разбитым корытом?

Не хочу употреблять слов для кого-то обидных, для кого-то очевидных. Давайте попробуем определить как же вело и ведет себя – нет, не Юлия Владимировна, не Леонид Данилович, не Виктор Андреевич и не Леонид Макарович, не Виктор Федорович и не Николай Янович – как ведет себя ГОСУДАРСТВО Украина в вопросах газового транзита, обеспечения работы ГТС, внутреннего и внешнего рынков газа.

Ведь в конечном итоге и Германии, и России уже давно все равно кому именно присылать поздравления с Днем независимости, Пасхой или Рождеством. Уже давно требования к украинскому руководству минимальны: мало-мальская последовательность, какая-то предсказуемость, соблюдение основных приличий, знание четырех правил арифметики…

Не более.

Что же представляет собой политика украинского государства в газовом вопросе за последние 20 лет?

На внешнем уровне – попытки создавать проблемы и играть на противоречиях между Европой и Россией, иждивенческое отношение к обоим куда более мощным партнерам. На внутреннем – спекуляция, глобальное системное воровство и непрекращающиеся подковерные войны за право коррупционно использовать этот ресурс.

Нуждается ли в доказательствах тот факт, что газовая сфера сознательно, планово коррумпирована и преступна в Украине?

Для доказательства этого тезиса не будем ссылаться на решения судов бывших, нынешних и будущих, посвященные отдельным эпизодам в газовых сделках. Остновимся лишь на структурных особенностях и проблемах газового бизнеса в Украине.

Что такое нынешний НАК “Нафтогаз Украины”? То есть – что такое украинская газовая отрасль после 20 лет самостоятельного существования вне СССР и вне «Газпрома»?

Это одно юридическое лицо, в котором искусственно, но не бесцельно, объединены смежные, но абсолютно самостоятельные отрасли.

А именно:

- торговля газом внешняя и внутренняя;

- собственная добыча;

- разведка и обустройство новых месторождений;

- транспортировка газа магистральными газопроводами высокого давления для внутренних потребителей и экспорта;

- система подземных хранилищ и технологического оборудования для закачки и подъема газа;

- система распределительных потребительских трубопроводов среднего и низкого давления, обеспечивающих выход на конечных потребителей;

- предприятия переработки газа и конденсата (ШФЛУ);

- системы обеспечения всех этих структур от пионерлагерей до собственных систем управления и связи…

Так вот, все это и сейчас, несмотря на присоединение к Европейской энергетической хартии, исключающей одновременный контроль над добычей и реализацией газа - одно, единственное, юридическое лицо.

(Хочется кричать – автора!!!! Увы - автор – Игорь Бакай - уже далеко…).

Что это значит?

А то, что реально в “украинской трубе” одновременно перемешан до обезличивания и неузнаваемости газ, поступающий из России, а он в свою очередь подразделяется на: экспортный, идущий в Европу; поставляемый собственно Украине для внутренних потребностей; поставляемый иным, нежели НАК, украинским или неукраинским операторам для реализации в Украине и на экспорт; т. наз. технологический газ, поставляемый по специальным ценам, необходимый для функционирования и обслуживания самой “трубы”; газ собственно украинской добычи, предназначеный для нужд ЖКХ, бытового потребления гражданами, организациями теплокоммунэнерго, промышленными потребителями и для экспорта. (Да, не удивляйтесь, далеко не весь добываемый в Украине газ расходуется непосредственно на нужды населения. Он давно с успехом и экспортируется, и используется в промышленности).

Каждый из видов этого газа имеет разную цену на входе в трубу и на выходе из нее.

Скажите теперь пожалуйста, если на большой склад сахара с самых разных заводов поступает один и тот же сахар, но по разным ценам и продается он с этого склада по самым разным ценам, не увязанным между собой… Как вы думаете, принципиально возможно ли вообще навести на этом складе какой-то относительный порядок и реально учесть доходы и убытки от такой деятельности?
А еще есть, как поучал Свирид Петрович Голохвастов, “мыши, то есть крисы”.

 есть еще отпуск без предоплаты по принципу “потом государство рассчитается”. А когда дают что-то пока без денег и рассчитываться будет кто-то другой и потом, то дареному сахару “в зубы не смотрят” и даже качество не проверяют. Платить-то не нам. Всего-то делов – покажи, что ты его израсходовал, отдал, естественно, из чистого гуманизма людям…

Да и сахар он ведь только по бумагам одинаковый. У одних побелее, у других пожелтее, там больше влаги, там меньше. Там содержание чистого продукта повыше, там пониже. И если у вас холодной январской ночью чайник закипает необычайно долго, а под ним задорный голубой огонек превращается в увядающую кирпично-рыжую хризантему, то наверное содержание сахара в сахаре… ой, то есть - газа в газе - как-то варьируется.

Уж не будем вспоминать, что, как некогда говорил райкинский персонаж - “партия учит нас, что газы при нагревании расширяются”. Так вот, если кто-то не знает - летом и зимой газ разный по составу, что предусмотрено стандартами. Но разницы в цене нету. Как нет и контроля, и даже самой возможности контроля со стороны потребителя за качеством и содержанием газа.

Навязчивой темой, периодически эксплуатируемой из года в год, является проблема счетчиков в жилищном секторе. Помнится, в свое время еще в бытность Валерия Пустовойтенко не премьером, а министром Кабмина, под его руководство попал проект по производству украинских газовых счетчиков и оснащения ими всех домохозяйств… Шли годы. Валерий Павлович успешно заседает в так называемом Совете старейшин, и теперь уже обеспечить страну счетчиками обещает недавний донецкий губернатор. Обещает счетчики, но запрещает индивидуальное отопление квартиры…


Как вы думаете, - будут счетчики в каждой квартире?

Позвольте высказать свое предположение, - нет.

Не будут, пока экспорт, импорт, добыча, реализация и транспортировка газа намерено объединены в одном юрлице, пока, прикрываясь нуждами населения и социальной ответственностью все украинские правительства смывают в НАК в виде дотаций и компенсаций миллиарды и миллиарды гривень.

Механизм примитивен.

Часть первая. Экспозиция и нарастание драматического напряжения.

…Вам и мне расход газа насчитывается “от фонаря”: “рисуется” цифра перерасхода населением газа, возникают огромные долги местных советов перед энергокомпаниями, энергокомпании показывают в свою очередь огромные долги перед “Нафтогазом”, депутаты местные и народные пишут запрос, мэры чешут репу или закручивают на палец оселедець…



Часть вторая. Апогей напряжения. Все дружно кричат: “Надо что-то делать!”.

Часть третья. Драматическая кульминация. Селекторные совещания, пугания народа отрезанием газовых труб, вывешивание списков должников, обещания отбирать судом квартиры за неуплату… метеопрогнозы с тридцатиградусными морозами, утепление подъездов и бумажные полоски с клейстером, которыми особо нервные норовят заклеить не щели в рамах, а стекла – накрест… НО!

… Действующее на тот или иной момент правительство предпринимает героические усилия, изыскивает средства и выделяет целевые дотации, субвенции и ассигнования местным бюджетам. В лучах софитов выходит премьер… Глаза красноваты, влажны, но взгляд просветленный, чуть отрешенный.. Чуть хрипилым голосом, почти скорбно – « Мы нашли средства… Тепло в домах будет… замерзнуть людям не дадим…»

Часть четвертая. Водевиль для разъезда. В одно касание миллиарды пролетают через счета облфинуправлений, коммунхозов и коммунэнерго, облгазов и поступают на счет НАКа как очередное проявление безмерной заботы партий и правительства о нас неразумных, без меры потребляющих газ… Далее миллиарды со свистом растворяются в черной дыре НАК, чтобы благодатными дождями пролиться над оффшорными зонами , а также Ниццей и Куршевелем…

И вот, представьте себе, вдруг, вместо совершения таких героических и судьбоносных перекачиваний миллиардов из одного кармана в другой, газовым конторам предлагают подписать с каждым потребителем индивидуальный договор, да к тому же еще согласующийся с нормами закона о защите прав потребителей, в котором четко оговорить и параметры поставляемого продукта, и давление, и его теплотворную способность, и санкции за нарушение договорных условий. Да само по себе заключение договора с потребителем для монополистической системы смерти подобно!

Ведь завтра любое положение этого договора может стать предметом открытого и гласного разбирательства в суде, и выяснения всех тех параметров и обстоятельств, которые пуще кощеевой иглы берегутся нынешними жрецами трубы.

Ведь именно ЖКХ - это та черная дыра, куда можно практически бесконтрольно списать миллионы и миллиарды кубов, получить за них деньги из бюджета, а затем успешно продать на внутреннем или внешнем рынке.

Сегодняшние олигархи, переходя к системному контролю за естественными монополиями в области энергоснабжения, стоят перед сложнейшей структурной проблемой: обеспечить высокую рентабельность продажи населению газа, тепла, электроэнергии, воды и в то же время избежать прямых юридических взаимоотношений с потребителем, по возможности сбросить с себя ответственность за так называемую “последнюю милю”, то есть изношенные сети и неремонтированные внутридомовые коммуникации.

Здесь они сталкиваются с отчаянным сопротивлением органов местной власти, хорошо сознающих свою роль заложников в битве монополий с населением. Отсюда - и совершенно очевидные половинчатые шаги, предлагаемые властью вроде общедомовых счетчиков, создание объединений ОСББ и так далее.

Монополии же не для того вкладывали миллиарды в предвыборную борьбу и приход к власти, чтобы размениваться по мелочам и заботиться о доставке газа в оговоренном количестве оговоренного качества в каждое домохозяйство. Как когда-то связанные с ЕЭСУ структуры умудрялись перепродать российский газ, поставляемый Украине, в то короткое мгновение, которое он якобы находился не в России и не на Украине, а где-то «между» - и снова продать его, но уже дороже, чтобы прибыль от сделки осталась где-то между Лондоном и Кипром, так и сегодня те, кто имеют доступ к энергетике, не хотели бы считаться с каждым из потребителей, судиться за какие-то там копейки, а предпочли бы основную выгоду извлекать из миллиардных субвенций и дотаций бюджета.

Между тем, как все мы знаем, себестоимость и цена украинского газа вполне соотносима с возможностями и потребностями населения. И если бы весь газ украинской добычи направлялся только исключительно на бытовые нужды населения и даже генерацию тепла, процесс был бы достаточно сбалансированным. Но не в состоянии государство Украина обеспечить направление газа собственной добычи собственному населению.

Не может? Не способно?

Нет! Просто не хочет.

И нынешняя система единой «черной дыры» - НАК «Нафтогаза» заведомо и целенаправленно создана с преступными и коррупционными целями – полностью упрятать от общества финансовые и товарные потоки в этой сфере, исключить контроль над экспортом и импортом, транспортировкой и добычей, реальным уровнем расходования и потребления газа под видом «комплексного развития отрасли».

Важнейшей особенностью этой системы является теснейшее переплетение этой структуры с властью, так как именно через газовую сферу перераспределяются гигантские бюджетные потоки и все эти годы осуществляется передел собственности в энергоемких отраслях.

Может быть и есть на свете люди, которые не увидят связи например, в заминках с подписанием российско-украинского соглашения о транспортировке и реализации газа с повышенной активностью на рынке энергоактивов ДТЭК – подразделения группы СКМ ( сделки по «Киевэнерго» и «Западэнерго»)…

Может быть, и не связаны эти события…

А может быть и иначе…

Поэтому – давайте как-то всерьез и спокойно вспомним существенные эпизоды газовой истории Украины последних 20 лет – возможно, это что-то прояснит в том, что же такое газовая система Украины и что такое государственная система Украины, а может и то, - каково именно место сегодняшней Украины как государства в международной политической и экономической системе…

Не в планетарном, - на уровне ООН, а так – отраслевом и европейском масштабах…

Но об этом – дальше...http://revizor.ua/news/gaz#20111219_gas_pipelines

Tags: ГТС, Украина, лапшеразвешиватели
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments